Вверх страницы
Вниз страницы

Актуальная политика сквозь призму истории, религии и оккультизма

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Актуальная политика сквозь призму истории, религии и оккультизма » #"Неудобные" темы в истории » Kак бывшая жена Сергея Брина заработала $690 млн


Kак бывшая жена Сергея Брина заработала $690 млн

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Секрет долголетия и процветания за $99: как бывшая жена Сергея Брина заработала $690 млн

История основательницы проекта 23andMe, который заставил 10 млн людей выплюнуть по пол-ложки слюны в пластиковые пробирки и отправить их почтой, чтобы узнать свое происхождение и риски для здоровья
SHARES
Анна Войжитски опаздывает на 45 минут — эта привычка генерального директора 23andMe настолько укоренилась, что сотрудники уже перестали жаловаться. Они знают, что ничего не изменится. Апрельским утром в четверг ее команда терпеливо ждет, когда она забегает в штаб-квартиру компании, одетая в спортивные шорты, майку с надписью Yay DNA и поношенные кроссовки. Чтобы добраться в офис, Войжитски проехала 5 миль на велосипеде, будучи на восьмом месяце беременности.

Соответствуя увлечениям Войжитски, штаб-квартира 23andMe в Маунтин-Вью, штат Калифорния, выглядит как микс стартапа из Кремниевой долины и фитнес-клуба. В опенспейсе, помимо столов, расставлены беговые дорожки, в переговорных — эллиптические тренажеры, а в примыкающем к спортзалу кафетерии— велотренажеры. Войжитски полна энергии даже после того, как прошла до своего маленького кабинета со стеклянными стенами  четыре этажа по лестнице, остановившись только раз, чтобы наполнить металлическую флягу водой. Она внушает сотрудникам, что их здоровье — результат повседневных решений. «Я такая: «Я хожу по лестнице, и я беременна! Значит, и вы можете ходить по лестнице», — говорит Войжитски.

Такая тренировка не под силу многим будущим матерям, но 45-летняя Войжитски, у которой уже есть двое детей от бывшего супруга, сооснователя Google Сергея Брина, даже не запыхалась. И она все еще горит энтузиазмом по поводу своего «первенца» — компании 23andMe, созданной 13 лет назад. С момента ее основания 10 млн людей выплюнули по пол-ложки слюны в пластиковые пробирки 23andMe и отправили их почтой, чтобы узнать свое происхождение или риски для здоровья. В прошлом году это сделали почти 5 млн клиентов, в результате чего компания получила примерно $475 млн выручки — правда, ей еще предстоит показать прибыль. Инвесторы оценивают 23andMe в $2,5 млрд. У Войжитски — доля 30%, а ее состояние, по оценке Forbes, составляет $690 млн. Войжитски  занимает 33-е место в рейтинге богатейших американок, самостоятельно заработавших свои состояния.

Победа Войжитски: бывшая жена Сергея Брина получила от инвесторов $155 млн

На пути к успеху Войжитски пришлось пережить тяжелейший год, когда могло закончиться все сразу: ее развод с Брином в 2013 году совпал с требованием Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) немедленно прекратить продажу медицинских тестов — и это вкупе с критикой скептиков, которые воспринимали продукты компании как игрушку.

Сейчас, когда Войжитски восстановилась после развода и несомненно доказала, что 23andMe — серьезная компания, она снова находится на распутье как в личной жизни, так и в профессиональной. Она без лишней огласки готовится к появлению третьего ребенка — на этот раз как мать-одиночка. «Находишься ты в отношениях или нет, это не должно влиять на возможность иметь детей», — считает Войжитски.

«Я очень упряма. Когда я чего-то хочу, я этого добиваюсь. Я очень хотела третьего ребенка. И знаете что? Я этого добилась», — смеется она.

Результаты тестов — о том, что у вас 5% скандинавских генов и генетическая предрасположенность чихать на солнце, — это интересная тема для разговора на вечеринке, но планы 23andMe намного масштабнее. Войжитски хочет воспользоваться стремительным снижением стоимости секвенирования генов (на 99% в течение десяти лет) и накопленной 23andMe базой ДНК (сейчас это крупнейшая генетическая база в мире), чтобы создать «биотех-машину», которая сможет не просто выявлять генетическую предрасположенность к определенным заболеваниям, но и разрабатывать препараты для лечения этих заболеваний. Это блестящая идея, потому что, если все пойдет по плану, 23andMe получит новый источник дохода. Сначала клиенты заплатят за то, чтобы узнать свою родословную, а потом компания использует их генетические данные, чтобы однажды получить прибыль от новых лекарств. 80% клиентов 23andMe позволяют использовать свои ДНК для биомедицинских исследований.

«Я думаю, это гениально, что люди платят нам за создание базы данных, — говорит Ричард Шеллер, ведущий ученый 23andMe. — Люди хотят, чтобы их данные были использованы для научных открытий».

Новой главой в истории 23andMe стало создание собственной группы исследователей-фармацевтов в 2015 году. Разработка лекарств известна своей сложностью — 86% новых препаратов не проходят клинические испытания. И дороговизной — средняя стоимость разработки препарата в США составляет около $2,6 млрд. Поэтому в июне прошлого года Войжитски подписала договор с британским гигантом GSK (ранее известным как GlaxoSmithKline, его продажи в 2018 году составили $31 млрд), который инвестировал в 23andMe $300 млн и заключил четырехлетнее эксклюзивное соглашение о совместной разработке новых препаратов. 23andMe придется взять на себя часть расходов на исследования, но компания получит и долю от прибыли.

Еще одно возможное направление развития для 23andMe — более углубленный и индивидуальный подход к здоровью людей. Войжитски хочет обучать потребителей тому, как исходя из их генетических предрасположенностей они могут лучше контролировать собственное здоровье. Это может привести к новым совместным проектам, таким как сотрудничество с другим стартапом из Маунтин-Вью, Lark Health, который консультирует клиентов 23andMe о диабете. А может быть, собственное приложение 23andMe на основе искусственного интеллекта будет напоминать вам пить больше воды или выбирать в качестве закуски салат с помидорами, которые, согласно некоторым исследованиям, помогают отсрочить болезнь Паркинсона. Пока что Войжитски отказывается раскрыть подробности о возможном обучении клиентов.

Это будет непросто. Нет никаких клинических подтверждений тому, что люди, узнав благодаря генетическому тестированию о предрасположенности к определенному заболеванию, радикально меняют образ жизни для снижения рисков. Или вообще хоть как-то его меняют. На самом деле есть даже немало научных и бытовых доказательств обратного. Людям сложно менять привычки. Даже сотрудники Войжитски пользуются лифтом, когда ее нет рядом.

Но сама она готова рискнуть. «Мир медицины вроде как махнул рукой на то, чтобы сделать вас в перспективе здоровее, — говорит она. — Я думаю, это очень грустно».

Начать сначала
Войжитски и самой почти пришлось сдаться шесть лет назад. В ноябре 2013 года она была вынуждена приспосабливаться к стремительным изменениям. Ее муж, как узнали средства массовой информации, съехал. Она была матерью двух маленьких детей и генеральным директором стартапа. А затем, за несколько дней до Дня благодарения, она получила сообщение: курьер от FDA привез ей посылку. «Не расписывайся в получении!» — мгновенно написала Войжитски своему ассистенту.

Но было слишком поздно. FDA направило компании предписание немедленно прекратить продвижение медицинских тестов, потому что она не смогла доказать их точность. Войжитски думала, что может его проигнорировать. Но три дня спустя FDA опубликовало свое предупреждение, и 23andMe пришлось снять тесты с продажи.

После многообещающего начала наступило жесткое поражение, и многие поспешили объявить, что это — очередная история Кремниевой долины, на которой стоит поучиться. Это было неудивительно, учитывая прочные связи Войжитски с этой сферой. Она выросла в университетском городке Стэнфорда, где ее отец, Стэнли, преподавал физику. Мать Войжитски, Эстер, преподавала журналистику в старшей школе в Пало-Альто и отчаянно стремилась как можно раньше обучить трех дочерей всему подряд: от латинских названий цветов до плавания в раннем детстве. «Для меня они были образовательным экспериментом», — рассказала Эстер Forbes. Пока сестры тяготели к искусству и математике, Анна усердно училась, но оставалась общительной. «Она могла очаровать кого угодно», — вспоминала ее мать.

В числе тех, кто поддался ее чарам, был Брин (а намного позднее — и бейсболист Алекс Родригес). С будущим мужем Войжитски познакомилась в 1998 году, когда ее старшая сестра Сьюзан сдала гараж их дома в Менло-Парке в аренду двум амбициозным исследователям, пытавшимся проиндексировать всю информацию в мире — сооснователям Google Ларри Пейджу и Сергею Брину. Сама Сьюзан стала шестнадцатым по счету сотрудником компании, а затем и генеральным директором YouTube. Средняя из сестер Войжитски, Дженет, теперь эпидемиолог международного уровня и преподает в Калифорнийском университете в Сан-Франциско.




Войжитски впервые загорелась желанием бороться с системой здравоохранения, когда, только закончив Йель, начала работать аналитиком в небольшой фирме на Уолл-стрит. Дни, проведенные за выставлением счетов за конференции, и ночи, проведенные в больнице Белльвью на Манхэттане в качестве волонтера, показали ей, насколько медицинская отрасль заточена под максимизацию прибыли — а не профилактику заболеваний.

«Для нее, человека сострадательного, это было невыносимо. Масштабные, значимые проблемы ее не пугают», — говорит Эшли Домбковски, бывший директор по развитию бизнеса в 23andMe. Он ушел из компании, когда запустил свое дело — производителя антиаллергенного детского питания Before Brands, в которого Войжитски инвестировала.

Человеческий геном впервые секвенировали в 2003 году, и ученые были поражены тем, какие возможности открывал код. Войжитски познакомили с Линдой Эвей, которая изучала биологию как студентка бакалавриата и создавала исследовательские программы в Affymetrix — компании из Санта-Клары, которая занимается тестированием генов. В декабре 2005 года они за обедом начали обсуждать свои идеи. Вскоре Войжитски и Эвей решили вместе основать компанию, и Эвей привлекла бывшего начальника Поля Кусенза в качестве третьего сооснователя и операционного директора 23andMe. «Я была потрясена, потому что немедленно поняла, каких результатов можно добиться», — говорит Эвей (она покинула 23andMe в 2009 году, чтобы работать над способами лечения болезни Альцгеймера). Связь с Брином также была кстати: «Поддержка со стороны Google была практически гарантирована». И это оказалось так. Получив $9 млн от Google, Брина и нескольких внешних инвесторов, включая New Enterprise Associates и Genentech, 23andMe в ноябре 2007 года выпустила на рынок первый продукт. Тест слюны тогда стоил $999. Клиенты могли узнать свою родословную, вероятность облысения и риск заболеть некоторыми распространенными болезнями, например сердечно-сосудистыми. Компания обошла требования FDA, рекламируя свои товары как легкий способ узнать больше о своей ДНК, а не как медицинский инструмент.

На тот момент полное секвенирование генома человека стоило $300 000 — не так много по сравнению с ошеломительной ценой в $50 млн, которую просили в 2003 году. Сейчас эта процедура стоит в среднем менее $1000. Но 23andMe предоставляла отчеты по гораздо меньшей цене:  вместе секвенирования, которое подразумевает расшифровку всего гена, компания использовала технологию генотипирования, которая выборочно анализирует отдельные элементы гена в поиске мутаций, связанных с конкретными болезнями.

Чтобы привлечь внимание людей, которых не смутил бы ценник в $999, 23andMe устраивала вечеринки с анализом слюны на разных мероприятиях — от Давоса до Нью-йоркской недели моды, на которых знаменитости вроде Наоми Кэмпбелл, Дианы фон Фюрстенберг и Руперта Мердока плевали в пробирки. Войжитски обожала организовывать вечеринки, но популярность продукта росла медленно. Конкуренты, такие как Navigenics, покинули рынок. К 2011 году, через четыре года после основания, 23andMe привлекла всего 100 000 клиентов. Это было больше похоже на хобби жены миллиардера, чем на бизнес.

В 2012 году стремительное сокращение издержек позволило 23andMe снизить цену до $99, что вызвало рост продаж. Войжитски была готова расширяться. «Мы хотели быстро сделать технологию доступной для потребителей», — говорит она. К октябрю 2013 года 23andMe вела переговоры с Target, и Войжитски торопилась до начала праздников разместить товары на полках супермаркетов рядом с витаминами и термометрами. Руководитель развития бизнеса 23andMe Эмили Драбант Конли вспоминает уверенность Войжитски, когда менеджер Target думала, что уложиться в такие сроки невозможно: «Анна сказала: «Эта компания была основана на невозможном».

Признать ошибки
Но чуда не случилось. Продукция 23andMe попала на полки Target только через три года. Сначала ей пришлось преодолеть общественное осуждение после предписания FDA от 2013 года и восстановиться. Сейчас, когда Войжитски ест пиццу и слушает разговоры клиентов на проводимом компанией ежегодно Дне ДНК, те дни кажутся ей далеким прошлым. Генетические тесты оказались одним из ключевых социальных трендов десятилетия, позволив клиентам отыскать новых членов семьи (и у самой Войжитски нашелся дальний родственник, о котором она не знала) и даже раскрыть старые преступления, как, например, в случае с так называемым Убийцей из золотого штата, который был арестован после того, как его родственник предоставил свою ДНК в бесплатную генеалогическую базу GEDmatch.

«У нас бывали, знаете, Prime-дни, когда мы за день продавали пару сотен тысяч наборов, — говорит Войжитски, ссылаясь на дни распродаж на Amazon (23andMe продает свои тесты как на собственном сайте, так и через розничные сети вроде Amazon, Best Buy и Walgreens, а скоро Войжитски планирует открыть первый киоск 23andMe в торговом центре недалеко от штаб-квартиры компании). — Бывают моменты, когда я думаю, что мы перевернем весь город».

Войжитски признает, что неправильно повела себя с федералами. Она сравнивает конфликт с FDA с «отказом разуться в японском доме». «Неважно, считаешь ты себя правой или нет. Ты неправа, — говорит она. — Поэтому нам пришлось начать заново».

Что могло бы решить проблему? Например, если бы клиенты предъявляли одобрение врача при заказе медицинского теста. Именно такого подхода придерживались до сих пор конкуренты 23andMe, стартапы из Кремниевой долины Color и Helix. Но Войжитски настаивала на продаже наборов напрямую потребителям.

Повторный момент наступил в 2015 году. В феврале того года FDA одобрило отчет о редком заболевании, известном как синдром Блума (Войжитски тоже является его носительницей). Доказав FDA, что ее тесты точны и просты для восприятия, 23andMe стала единственной генетической компанией, получившей разрешение FDA на продажу отчетов о генетической предрасположенности к тем или иным заболеваниям напрямую потребителям. Ее конкурент из Юты, Ancestry, продавший почти 15 млн наборов ДНК, не предлагает никакие медицинские тесты.

Кроме того, в 2015 году 23andMe начала заключать многомилионные сделки с фармацевтическими компаниями, включая Genentech и Pfizer, которые стремились воспользоваться генетической «сокровищницей» компании. Она охотно продавала анонимные данные (от клиентов, которые дали согласие) третьим лицам, однако параллельно Войжитски собрала собственную группу исследователей и готовилась создать новый источник выручки: с помощью подбора тысяч пациентов из базы 23andMe для клинических испытаний фармацевтических фирм.

Очередного успеха Войжитски добилась в 2017 года. Опра назвала ее набор для определения происхождения за $99 в числе своих любимых вещей. Затем FDA одобрило первый отчет компании о рисках для здоровья, из которого клиенты могли узнать, есть ли у них вариации генов, несущие повышенный риск тромбоза или болезни Паркинсона.

В США амнистировали генетические тесты: что это значит для индустрии?

Но череда одобрений не смогла преодолеть сомнения медицинского сообщества. И действительно, на наборах за $199 мелким шрифтом написано, что они «не позволяют делать выводы о текущем состоянии вашего здоровья и не могут быть использованы для принятия медицинских решений». В отличие от тестов на беременность отчеты компании не могут содержать какие-либо конкретные диагнозы.

Вместо этого 23andMe выявляет, может ли кто-то передать потомкам генетические вариации, связанные с такими наследственными заболеваниями, как потеря слуха или муковисцидоз. 12 отчетов о рисках для здоровья сообщают людям, предрасположены ли они генетически к высокому уровню холестерина или болезни Альцгеймера в старости. Результаты отчетов следует воспринимать с оговорками. Поскольку большая часть генетических исследований до сих пор проводились в отношении европейцев, эти отчеты редко применимы к афроамериканцам или азиатам.

«Ни один уважающий себя доктор не будет лечить вас согласно вашему пониманию результатов потребительского теста», — говорит Марк Ротстайн, преподаватель биоэтики в Университете Луизианы.

Пожалуй, самый противоречий тест 23andMe — тот, который ищет в генах BRCA1 (так называемый ген Анджелины Джоли) и BRCA2 в трех вариациях, которые могут показывать риски возникновения рака груди, яичников и простаты. Критики утверждают, что в случае с раком груди вариаций может быть более тысячи, и поиск всего трех не позволяет увидеть угрозу полностью. Вдобавок те три вариации, которые ищет 23andMe, обычно встречаются только у людей, чьи предки были евреями-ашкенази, а это всего 2% от населения США.

«По сути, это технология, которая не приносит ни особой пользы, ни особого вреда, и поэтому стоит ли нам побуждать людей тратить на нее $200, когда они могли бы за те же деньги купить абонемент в спортзал?» — спрашивает доктор Джонатан Берг, специалист по клинической генетике из Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл.

Извилистый путь к успеху
Основанный в 2006 году стартап сначала развивалась медленно, а в 2013 году сильно пострадал из-за решения FDA. За последние четыре года дела у компании пошли в гору. Вот ключевые моменты в истории 23andMe:

2007: выпускает индивидуальные генетические тесты за $999;
2011: в базе 23andMe насчитывается более 100 000 клиентов;
2012: снижает цену до $99 и предлагает более 200 тестов, в том числе на определение риска заболевания несколькими видами рака;
2013: FDA направляет 23andMe письмо-предупреждение с указанием на то, что все медицинские отчеты должны проходить проверку в FDA;
2015: получает первое разрешение от FDA на создание потребительских генетических тестов;
2018: GSK инвестирует $300 млн в 23andMe и подписывает эксклюзивное соглашение о совместном производстве лекарств.

Фанатка фитнеса Войжитски недавно подписала крупнейшую в истории компании сделку с GSK, предоставив ей доступ к генетической базе данных 23andMe, где, предположительно, содержится ДНК восьми миллионов человек.

«Объем базы данных позволяет выявить множество сигналов, которые незаметны при меньших выборках», — говорит директор по научным исследования GSK Хэл Бэррон. Первые результаты выглядят многообещающе. Всего за 10 месяцев GSK и 23andMe изучили по меньшей мере 13 генетических вариаций, которые могут стать причиной разных заболеваний — от сердечно-сосудистых до неврологических. Первая вариация, которую они рассмотрят в качестве основы для будущего лекарства, — это мутация, связанная с болезнью Паркинсона.

Лекарства рассчитаны на долгосрочное применение, и эффект, если и будет заметен, то не раньше чем через 10 или 15 лет. В ближайшем будущем Войжитски планирует развивать бизнес за счет перехода от тестов к консультациям. Это очевидный шаг, но на этом рынке есть множество конкурентов: это и приложения для желающих бросить курить, и инструменты, помогающие отслеживать пищевые привычки и режим тренировок. Их выпускают множество компаний от Under Armour до Apple.

До сих пор неизвестно, будет ли толк от этих приложений для здорового образа жизни и есть ли у 23andMe какое-либо заметное преимущество перед другими игроками. Не нужно проходить генетический тест, чтобы узнать, что курение вызывает рак легких, а избыток фастфуда приводит к ожирению. Генетический тест просто предоставляет персонализированную информацию. Людям по-прежнему нужно менять свои привычки. И множество научных исследований показывают, что одни только предупреждения не сработают.

«Влияние лекарств намного проще измерить. А влияние профилактики измерить намного сложнее. Но я думаю, что именно поэтому я буду больше гордиться, — говорит Войжитски. — Потому что сейчас никто не верит, что это возможно».

«Я не особенно верю в сказки Кремниевой долины о вечной жизни, — продолжает она. – Но я верю, что вы предпочтете умереть в 90 или 100 лет — и что вы просто хотите сохранить здоровье».
https://www.forbes.ru/milliardery/37740 … botala-690

0

2

https://twitter.com/annewoj23/status/1059331120582381573?ref_src=twsrc^tfw|twcamp^tweetembed|twterm^1059331120582381573|twgr^share_3,containerclick_0&ref_url=https://forbes.ru/milliardery/377403-sekret-dolgoletiya-i-procvetaniya-kak-byvshaya-zhena-sergeya-brina-zarabotala-690
https://content.money.com/wp-content/uploads/2018/08/anne-wojcicki-susan-wojcicki-ceos.jpg
https://hips.hearstapps.com/mac.h-cdn.co/assets/cm/14/49/547e125fc337d_-_mcx-anne-wojcicki-lgn.jpg
«Первая леди» Google и «президент» YouTube: история успеха Сьюзен Войжитски
В ее удивительной биографии поклонники ищут вдохновения, а хейтеры – подтверждения того, что миром правят связи. Впрочем, Сьюзен Войжитски, «самую могущественную женщину в Интернете», последние мало волнуют. В ее приоритетах – семья, бизнес и информационные технологии.

Сьюзен Войжитски ─ CEO компании YouTube, купленной по ее настоянию корпорацией Google в 2006 году
Идеальная принцесса: девушка, которую принц Филипп видел женой Чарльза
15043
Королевский пляж: плавки и бикини монарших особ
206067
Как понять, что учитель — профессионал: 5 основных признаков
103121
Обычным сентябрьским днем 1998 года не самая известная сотрудница довольно известной корпорации Intel Сьюзен Войжитски решила остаться дома и никуда не выходить, чтобы дождаться доставку холодильника. Она принимала душ, когда грузовичок с ее покупкой подъехал к порогу ее дома. Однако, спустившись вниз, она с удивлением для себя не обнаружила ни работника доставки, ни обещанного холодильника.

Но, к счастью, долго искать пропажу не пришлось. Прямо за стеной кухни, в ее же гараже, приобретение Сьюзен уже с удовольствием оценивали ее арендаторы: Сергей Брин и Ларри Пейдж.

Именно с гаража Сьюзен начнется история корпорации Google. Именно с ее холодильника – эдакая неформальная корпоративная культура, которая царит в ней до сих пор. Сама госпожа Войжитски, кстати говоря, нисколько не обиделась на наглый захват своего холодильника. И не зря. В будущем эта ее щедрость окупится сполна: за пожертвованный когда-то холодильник она, в конце концов, получит шефство над самым популярным видеохостингом в мире и заработает состояние в 480 миллионов долларов (Forbes).

Сьюзен на саммите в честь 25-летия издания WIRED , 15 октября 2018 года
Сьюзен Войжитски занимает пост CEO YouTube с 2014 года, и именно в ее голове зародилось большинство идей того, как видеохостинг должен функционировать, чтобы привлекать рекламодателей, защищать чужие авторские права и не раздражать пользователей. Ее история успеха – это целый кейс, самое примечательное в котором то, что изначально Сьюзен, которая выросла в Кремниевой долине, даже не планировала связывать с ней свою жизнь.

Короли Кремниевой долины
Сама корпорация Google очень любит эту историю с гаражом Сьюзен. В Сети до сих пор можно найти фотографии ее бывшего дома, да и эпизод этот описывается во многих книгах, посвященных как истории компании, так и бизнесу вообще. С другой стороны, сама Сьюзен тоже считает свой гараж большим стартом для себя – и не только карьерным.

Тот самый гараж Сьюзен, где зародилась компания Google
Когда госпожа Войжитски присоединилась к Google, она пребывала на четвертом месяце беременности. По сути, она бросила стабильную работу в уже раскрученной к тому моменту Intel ради сомнительного проекта, разработанного двумя студентами. И все это в ожидании ребенка. Важно понимать, что Сьюзен и ее супруг Деннис сдавали жилплощадь не забавы ради. «Да, мне нужны были деньги тогда, – признавалась CEO YouTube в интервью в программе Recode Decode. – Я только что купила дом, мне надо было выплачивать ипотеку». Но Войжитски, несмотря на тысячи «против», все же согласилась на предложение Сергея и Ларри – и навсегда вошла в историю компании как «сотрудник под номером 16».

«Думаю, я всегда умела видеть вещи наперед, – продолжила Сьюзен в той же беседе. – Когда я пришла в Google, люди спрашивали меня: «Зачем ты устраиваешься туда?». В то время компания была очень маленькой. Но я видела потенциал Google, видела, как она вырастет в будущем. Я видела в этом смысл, несмотря на то, что таких, как я, было мало».

Войжитски ни в коем случае не лукавит, когда говорит о своей способности «видеть наперед». Умение прогнозировать – до сих пор ее самая яркая предпринимательская черта, которая помогла ей принять немало удачных решений.

Сьюзен беседует с Стивеном Леви, автором, специализирующимся на информационных технологиях, в рамках бизнес-конференции WIRED, 3 мая 2011 года
Женщина, которую впоследствии будут называть «королевой Кремниевой долины», никогда не грезила карьерой в информационных технологиях. Подростком она мечтала совсем о другом – об истфаке.

Интересно, что историю Сьюзен, как и биографии многих успешных женщин, до сих пор любят сравнивать со сказкой о Золушке, несмотря на то, что с ее главной героиней Войжитски объединяет разве что трудолюбие. Нет, Сьюзен не была Золушкой. Она всегда была стратегом, которой, ко всему прочему, посчастливилось родиться в очень интеллигентной и уважаемой семье. Отец Стэнли – профессор физики в Стэнфордском университете. Мать Эстер – преподаватель-методист, которой удалось вырастить не одну, а сразу трех удивительно успешных дочерей (наша героиня – старшая). 

Сестры Войжитски: Энн, Дженет и Сьюзен на церемонии вручения научной премии Breakthrough, 4 ноября 2018 года
Как пошутила однажды одна из сестер Сьюзен, Энн Войжитски, в обществе, в котором они росли и воспитывались, «плод считается жизнеспособным, только когда он получит докторскую степень». Судьба Энн, кстати говоря, сложилась тоже весьма удачно: сегодня она является CEO биотехнологической компании 23andMe. До 2015 года она была замужем за самим Сергеем Брином, от которого воспитывает двоих детей. Еще двоих наследников, достойных войти в престижный клуб под названием Silicon Valley's Royalty.

Вторая сестра Сьюзен, Дженет, прославилась в США как уважаемый антрополог. Словом, семейство Войжитски пустило корни в интеллектуальной среде Америки всерьез и надолго. И, несмотря на то, что мать девочек ответственно признавалась, что всегда стремилась давать дочерям выбор в поиске своего предназначения, окружение Сьюзен, Энн и Дженет, очевидно, повлияло на них всецело.

Сьюзен и ее сестра Энн на вручении научной премии Breakthrough, 4 декабря 2016 года

Сестры на той же церемонии в 2017 году
«Они были моим образовательным экспериментом, – с гордостью говорит Эстер о своем материнстве в беседе с американским Forbes. – Моей целью было посмотреть, как рано они научатся всему тому, что я предлагаю. Мне было весело с раннего возраста учить их плавать, читать, кататься на велосипеде, узнавать что-то о районе, в котором они живут. Да, детей можно начинать учить с самых ранних лет».

Логично, что Сьюзен, как и ее сестры, с детства начала проявлять интерес к учебе. Но не к науке, а к искусству, литературе и истории. Эстер вспоминает, что ее старшая дочь всегда отличалась усидчивостью и очень спокойным характером: «Если вам нужно принять тяжелое решение, поговорите со Сьюзен. Она всегда мыслит здраво, в любой ситуации». И, возможно, с ее тягой к знаниям и идеальной дисциплиной, лучшего решения, чем карьера историка, было и не сыскать. Сьюзен с легкостью поступила в университет – но не в Стэнфорд, где позднее будут учиться Сергей и Ларри, а в Гарвард, чтобы изучать историю и литературу.

Сьюзен представляет Google на конференции TechCrunch Disrupt, 10 сентября 2013 года
После бакалавриата ответственная мисс Войжитски планировала дойти до «доктора» в области экономики. Но вовремя почуяла иной тренд. Тренд, который доверенный основателей Google Эрик Шмидт в разговоре с другой легендарной женщиной в техно-индустрии, назовет «ракетой» (подробнее об этой женщине: «Королева соцсетей: история Шерил Сэндберг, второго человека в Facebook»).

Мамочка для Google
Сьюзен, как принято шутить сегодня над теми, кто ничего не смыслит в науке (или не хочет ничего смыслить), была типичным гуманитарием. Осваивать азы ИКТ она начала довольно поздно, но едва заметив старт той самой «ракеты», она приняла одно из самых важных решений в своей жизни: на последнем курсе истфака Сьюзен записалась на курс CS50.

Сьюзен выступает на саммите CEE Innovator в Варшаве, 28 марта 2017 года
«Я вдруг осознала, что я могу производить какие-то вещи, продавать их, иметь влияние, – вспоминала CEO YouTube свою внезапно проснувшуюся любовь к технологиям в интервью Fast Company. – А тут появляется Интернет, который позволяет общаться, находясь в разных уголках Земли. Это было невероятно».

CS50 – программа легендарная, до сих пор одна из самых популярных у студентов Гарварда. Это курс по основам программирования, который пусть и рассчитан на новичков, но построен так, что выходят из него практически готовые специалисты. Сьюзен, к примеру, получила работу в Кремниевой долине сразу же после выпуска из Гарварда в 1990 году. Здесь же она и осталась навсегда, продолжив инвестировать в свое образование и прокачивая резюме дополнительными степенями в экономике и MBA.

Сьюзен на ежегодной конференции Allen & Company в Сан-Валли. Рядом с ней ─ Джек Дорси (создатель Твиттера) и Авив Нево (венчурный капиталист)
А далее – снова набор взвешенных (и по большей части, удачных) решений. «Я все чаще присматривалась к интернет-компаниям, которые приветствовали инновации, драйв и все то, что было важно для меня лично, – признается Сьюзен в интервью Financial Times. – И, конечно же, я знала ребят из Google, ведь они жили у меня пять месяцев. Я была старше их, у меня был MBA, я уже работала. Поэтому, конечно же, я с осторожностью присматривалась к этим двум студентам. Да, именно так я их и воспринимала: как студентов, которые запустили свою первую компанию».

Беременная первым ребенком, Сьюзен, вероятно, инстинктивно начала считать Google и его основателей своими детьми. Даже своих собственных отпрысков она ассоциирует с каким-либо этапом карьеры. «Я присоединилась к Google, когда была беременна первым, поэтому своего старшего я ассоциирую именно с Google. Затем мы работали в команде, где создали AdSense, как раз когда я вышла из второго декрета. Третьего ребенка я ассоциирую с YouTube. Четвертого – с DoubleClick», – признавалась женщина еще в 2014 году, до рождения пятого малыша. Говоря о Google и YouTube, она любит использовать глаголы «расти» и «воспитывать» – будто она сама мама для этих компаний.

Сьюзен и ее супруг Деннис на вручении наград научной премии Breakthrough, 12 декабря 2013 года
Но вот что интересно: Сьюзен никогда не позволяла работе встать впереди своей настоящей семьи. Правила возвращаться домой в 6 вечера и уделять три часа времени детям и мужу она придерживается до сих пор. И, по сути, именно Войжитски дала старт корпоративной культуре в Google, ориентированной на женщин. То, что впоследствии будут поддерживать и другие знаменитые сотрудницы корпорации. «Сьюзен не только отличный руководитель, – говорит о ней экс-коллега Шерил Сэндберг, – она большой друг для меня и многих женщин. Она стала для нас бесценным наставником».

Госпожа Войжитски была первой женщиной-сотрудником в Google и первой, кому понадобилось уйти в отпуск по уходу за ребенком. И если Шерил сегодня активно призывает дам чувствовать себя увереннее в бизнесе и не бояться брать инициативу в свои руки, то Сьюзен… учит всему тому же, вдобавок побуждая женщин не страшиться декретов и уж точно не переживать за свое карьерное восстановление. «Не забывайте, что со временем все становится проще, – заявляет Войжитски. – Появление ребенка меняет жизнь, но по-настоящему плотный период, связанный с воспитанием детей, не такой уж и долгий. Вы вполне можете его пережить».

Сьюзен на ежегодном праздничном мероприятии YouTube Brandcast , 29 апреля 2015 года
Обретя авторитет в качестве CEO YouTube, Сьюзен принялась отставить свои убеждения еще более публично. «Когда мы в Google предложили нашим сотрудницам 18-недельный оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком, мы заметили, что число увольнявшихся из компании женщин сократилось на 50%», – рассказывала Войжитски в 2016 году. А годом позже в эфире одного из телешоу она пожелала, чтобы новый президент США уделил проблеме материнства и карьеры самое серьезное внимание.

Карьера и принципы
Сьюзен Войжитски работает под крылом Google почти два десятилетия, но самостоятельной медийной фигурой она стала сравнительно недавно. Пик ее популярности, разумеется, пришелся на 2014 год, когда женщина была назначена CEO YouTube. Было ли это сенсацией? Как и любое продвижение женщины в подобной индустрии, было. Но, по правде говоря, четыре года назад Сьюзен получила то, что заслуживала давно, ведь если бы не она, Google бы вообще не купил YouTube.

CEO YouTube выступает на ежегодной конференции для разработчиков Google I/O, 17 мая 2017 года
В течение 2000-х Войжитски преимущественно занималась развитием инструментов размещения рекламы в Google. Как посчитывает Fast Company, она и ее идеи в период с 2002 по 2013 годы позволили увеличить рекламную деятельность компании с 400 миллионов долларов до 55 миллиардов. Что это были за идеи? Так, к примеру, Сьюзен принимала самое непосредственное участие в разработке знаменитого AdWords, сервиса контекстной рекламы, а за ней и AdSense.

Ей же принадлежала и идея выкупить YouTube.

Сьюзен выступает на ежегодном праздничном мероприятии YouTube Brandcast, 3 мая 2018 года
Одна из самых успешных и невероятных сделок современности была заключена в 2006 году: Google тогда купил новенький, но перспективный видеохостинг чуть более, чем за полтора миллиарда долларов. Копейки в сравнении с тем, сколько YouTube с его 1.8 миллиардами активных пользователей в месяц стоит сейчас – экспертные оценки доходят даже до 100 миллиардов. Впрочем, тогда даже эта сумма казалась Сергею и Ларри большим риском. Сьюзен в то время уже вовсю развивала сервис Google Video, который, казалось бы, мог бы сразу же выбить конкурента-новичка с рынка. Но, по мнению Сьюзен, никаких перспектив у их детища не было.

Как признавалась сама Войжитски, ошибку Google, делавшего ставку на профессиональные видео, она осознала, когда ее собственные дети буквально влюбились в глуповатый ролик под названием «a purple Muppet singing a nonsense song», пересматривая его снова и снова. Именно тогда Сьюзен поняла: будущее за пользовательским контентом (UGC), ведь только он может генерировать неподдельные эмоции у миллиардов людей по всему миру. Google Video существенно проигрывали YouTube в возможности оперативно размещать подобные видео.

«Это был настоящий инсайт: люди желали сами создавать контент, а другие хотели его смотреть, – вспоминала то время CEO YouTube в 2017 году. – Мы вступили в новую эру, в которой подобный контент будет иметь особую ценность. Я заметила это тогда, в 2006-м, и начала настаивать на покупке YouTube».

Госпожа Войжитски анонсирует запуск сервиса YouTube TV, 28 февраля 2017 года
Сьюзен еще не раз расскажет, что осознать ошибку Google Video было невероятно тяжело. Но, в конце концов, именно признание неудачи подарило компании один из лучших проектов, который сегодня идет вровень с некоторыми поисковиками, а то и обгоняет их.
Интересно, что Сьюзен получила шефство над YouTube всего через год после того, как ее сестра разошлась с Сергеем Брином (официально пара разведется в 2015 году). В том, что родственные связи оказали свое влияние на карьерный скачок Сьюзен в те времена мало, кто сомневался. Сама Войжитски, впрочем, всегда настаивала на том, что никто в их семье не стремится смешивать личную жизнь и работу. «Любое расставание – это тяжело для семьи, – рассказывала женщина в интервью FT. – Но с точки зрения работы все осталось прежним». К тому же, как подчеркивало издание, Сьюзен отчитывалась не перед Сергеем, а перед Ларри.

Она курировала YouTube с самого момента покупки. По сути, поначалу это был настоящий кот в мешке. Ставка на UGC, в конце концов, породила дискуссии о нарушении авторских прав, о неприемлемом контенте и даже о незаконном сборе персональных данных (от чего, впрочем, страдает практически любой интернет-проект). Проблемы возникают до сих пор: в 2017 году, к примеру, сразу несколько крупных рекламодателей отказались сотрудничать с YouTube, обнаружив, что видеохостинг размещает их рекламу в привязке с видео сомнительного содержания. Сьюзен публично извинилась перед клиентами, внедрив затем в YouTube усиленную систему фильтрации. К тому же, она нашла неплохой компромисс перед пользователями и рекламодателями: реклама, которую можно пропустить через 5 секунд (клиент не будет ее оплачивать, если ролик не досмотрели до конца).

Сьюзен на празднике YouTube Brandcast, 30 апреля 2014 года
Госпожа Войжитски до сих пор рассматривает вверенный ей видеохостинг если не как стартап, то как очень молодой проект, которому предстоит многое сделать и изменить (в зоне интересов Сьюзен – освоение виртуальной реальности). В свое время Google поставил перед собой миссию упорядочить информацию во всем мире. Миссия YouTube звучит несколько иначе. «Мы очень ценим ту роль, которую YouTube играет в экосистеме свободы самовыражения, – говорит Сьюзен изданию Fast Company. – Мы очень серьезно к этому относимся и хотим сделать все, чтобы голоса людей по всему миру были услышаны». В определенном смысле госпожа Войжитски взялась управлять заведомо беспорядочным пространством. Но она настроена оптимистично: ее чутье еще ни разу ее не подвело.
https://www.marieclaire.ru/karera/-perv … voyjitski/

0

3

Как ЦРУ создавало Google
Отдел аналитики -05.03.2015
ЦРУ
Предлагаем перевод первой части опубликованного в январе 2015 года отчёта, выполненного участниками проекта Insurge Intelligence – он объединяет энтузиастов, финансирующих его из своих средств и выполняющих журналистские расследования.

Автор – Нафиз Ахмед – (Nafeez Ahmed), британский журналист, специализирующийся на расследованиях, в разное время сотрудничал, в частности, с The Guardian и The Independent. Он утверждает, что Google есть проект разведывательного сообщества США, и что компания играет важную роль в работе спецслужб, пытающихся обеспечить мировое доминирование США путём контроля над информацией. Более того, Google, по данным Ахмеда, лишь один из стартапов такого рода, инициированных ЦРУ и АНБ.

Причастен к созданию Google и Пентагон, утверждает Insurge Intelligence. Пентагон создал группу влиятельных экспертов, чиновников и бизнесменов, обеспечившую связь между правительством США и элитами в бизнесе, финансовом, корпоративном и медийном секторах. Эта группа позволяла кругам, представляющим корпоративные интересы Америки, избегать общественного контроля, воздействовать на государственную политику и общественное мнение в США и во всём мире. Итоги катастрофичны: массовая слежка АНБ, состояние постоянной глобальной войны и «новая инициатива по преобразованию вооруженных сил США в Skynet (компьютерная сеть из фильма «Терминатор» – ред.)».

Публикуем перевод с небольшими сокращениями, не уменьшающими информативность, и, из-за большого объёма, по частям.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Проект Insurge Intelligence может теперь раскрыть огромную степень участия разведывательного сообщества США во взращивании веб-платформ, которые известны сегодня, с чёткой целью применения информационных технологий как средства ведения глобальной «информационной войны»  —  войны за легитимизацию власти немногих над остальными. В центре этого процесса стоит корпорация, которая во многих аспектах олицетворяет XXI век своим незаметным вездесущим присутствием – компания Google.

Google подаёт себя как доброжелательную, «прикольную», обращённую к пользователю IT-компанию, которая добилась выдающихся успехов за счёт сочетания способностей, везения и настоящих инноваций. И это правда. Но это лишь часть правды. На самом деле, Google – это дымовая завеса, за которой скрывается оборонно-промышленный комплекс США.

Скрытая часть восхождения Google, впервые описываемая в данном материале, вскрывает целый шкаф скелетов-секретов, далеко за пределами Google, неожиданно проливая свет на существование паразитической сети, которая раскручивает рост аппарата национальной безопасности США и бесстыдно извлекает выгоды из деятельности компании.

Теневая сеть

За последние двадцать лет стратегия зарубежной и разведывательной деятельности США свелась к глобальной «войне против террора», состоящей из длительных военных вторжений в мусульманском мире и всеобъемлющей слежке за гражданским населением. Эта стратегия разрабатывалась, а то и была навязана, секретной сетью внутри и за пределами Пентагона.

Созданная при администрации Клинтона, упрочившаяся во время правления Буша и прочно укрепившаяся при Обаме, эта двухпартийная сетевая структура в основном неоконсервативных воззрений закрепила своё доминирование внутри Министерства обороны США к началу 2015 года посредством деятельности неявной корпоративной структуры, находящейся вне Пентагона, но управляемой самим Пентагоном.

В 1999 году ЦРУ основало собственную инвестиционную венчурную компанию In–Q-Tel для финансирования перспективных стартапов, которые могли бы создать технологии, полезные для разведывательных служб. Однако мысль о направлении работы In-Q-Tel пришла ещё раньше, когда Пентагон создал свою структуру частного сектора.

Эта закрытая сетевая структура, известная как «Горный Форум» (Highlands Forum), с середины 90-х годов прошлого века служила связующим звеном между Пентагоном и влиятельными американскими элитами вне Пентагона. Несмотря на смену гражданских администраций, сформировавшаяся вокруг «Горного Форума» сеть стала всё более успешно доминировать в оборонной политике США.

Крупнейших оборонных подрядчиков, таких как фирмы Booz Allen Hamilton и Международная корпорация научных приложений (Science Applications International Corporation) иногда называют «теневым разведывательным сообществом» из-за политики «вращающихся дверей» между ними и правительством, и их способность влиять на оборонную политику и одновременно извлекать выгоды из этого. И хотя эти подрядчики конкурируют в борьбе за влияние и деньги, они сотрудничают друг с другом, когда это им выгодно. В течение 20 лет «Горный Форум» обеспечивал неявную площадку для некоторых из самых заметных участников теневого разведывательного сообщества для обмена мнениями с ведущими правительственными чиновниками США наряду с лидерами в соответствующих отраслях промышленности.

Впервые я наткнулся на существование этой сетевой структуры в ноябре 2014 года, когда я сообщил попечительскому совету журнала VICE о том, что новая объявленная инициатива министра обороны США Дика Чейни («Инициатива оборонных инноваций») фактически означает построение Skynet или чего-то подобного, в сущности, с целью доминирования в наступающую эру автоматизированного роботизированного вооружения.

Этот репортаж был основан на малоизвестной профинансированной Пентагоном «белой книге», опубликованной за два месяца до этого Университетом национальной обороны (NDU) в Вашингтоне – ведущим учреждением США, управляемым военными, которое помимо прочего проводит исследования по разработке оборонной политики США на самых высоких уровнях. Эта белая книга разъяснила мысли, лежащие в основе инициативы, а также революционные научные и технологические достижения, которыми она надеялась воспользоваться.

«Горный Форум»

Соавтором названного доклада Университета Национальной Обороны является Линтон Уэлс (LintonWells), 51 год, ветеран-чиновник оборонных органов США, который в Администрации Буша занимал пост Директора по информационной безопасности, курируя Агентство Национальной Безопасности и другие шпионские ведомства. У него по-прежнему сохраняются высшие уровни доступа к гостайне и согласно сведениям журнала «Правительственный вестник», в 2006 году он был председателем “Горного Форума”, созданного в 1994 году Пентагоном.

На снимке: Линтон Уэлс II (справа) – бывший руководитель Пентагона по информационной безопасности и заместитель министра обороны по вопросам сетей, на недавнем заседании Пентагоновского "Горного Форума". Рядом с ним сидит Розмари Венчель, высокопоставленный чиновник Министерства Национальной Безопасности США.
На снимке: Линтон Уэлс II (справа) – бывший руководитель Пентагона по информационной безопасности и заместитель министра обороны по вопросам сетей, на недавнем заседании Пентагоновского “Горного Форума”. Рядом с ним сидит Розмари Венчель, высокопоставленный чиновник Министерства Национальной Безопасности США.
Журнал «Нью Сайентист» (New Scientist) сравнил «Горный Форум» с элитными мероприятиями «вроде Давоса», но которое «значительно менее известное, хотя, возможно, настолько же влиятельно. На регулярных собраниях форума «инновационно мыслящие люди обсуждают взаимосвязи между политикой и IT”. Наивысшим успехом форума является разработка высокотехнологичного основанного на сетевых технологиях оружия.

С учётом роли г-на Уэлса в работе этого форума, возможно, неудивительно, что его работа по перестройке обороны смогла оказать столь глубокое влияние на реальную политику Пентагона.

Но если это так, то почему это прошло незамеченным?

Несмотря на факт спонсирования «Горного Форума» Пентагоном, я не нашёл никакой официальной странички о форуме на веб-сайте Министерства обороны. Действующие и бывшие источники в среде военных и разведчиков США никогда о нём не слышали, и даже журналисты в области национальной безопасности ничего об этом не знали. Я был озадачен.

Пентагоновская «фирма интеллектуального венчурного капитала»

В предисловии к своей книге 2007 года «Толпа одиночки: будущее индивидуальной личности» Джон Клипинджер (John Clippinger), учёный из MIT, рассказывал о своём участии в собрании «Горного Форума», мероприятии «только по приглашению», финансируемом Министерством обороны, под председательством заместителя по вопросам интеграции сетей и информации. Это высокий пост в Минобороны США, тот, кто его занимает, курирует политику и деятельность самых влиятельных разведывательных ведомств, в том числе АНБ и Разведывательного управления Минобороны США. С 2003 года это должность стала называться «заместитель министра по разведывательной деятельности». Клипинджер писал, что «Горный Форум» был учреждён капитаном ВМФ США в отставке по имени Дик О’Нил (Dick O’Neill), а среди его членов были высокопоставленные военные США из различных управлений и ведомств, а также руководители Минобороны.

На веб-сайте, который поначалу казался основным сайтом Форума, «Горный Форум» описывается как «неформальная междисциплинарная сетевая структура, финансируемая Федеральным Правительством».

Однако у форума есть и другой сайт, на котором организация преподносит себя как «фирму интеллектуального венчурного капитала», имеющую «широкий и разнообразный опыт оказания содействия корпорациям, организациям и руководителям правительства». Фирма оказывает «широкий спектр услуг, в том числе стратегического планирования, разработки сценариев и деловых игр для расширения на глобальных рынках», а также «работает с заказчиками по разработке стратегий для исполнения». На веб-сайте говорится, что «Горная Группа Инк.» (The Highlands Group Inc.) организует целый ряд совещаний по этим вопросам.

Например, помимо «Горного Форума», после событий 11 сентября группа проводит ещё и «Островной Форум» – международное собрание совместно с Минобороны Сингапура, которое О’Нил курирует в качестве «ведущего консультанта». На сайте Минобороны Сингапура «Островной Форум» описан как структура, организованная по образцу «Горного Форума», созданного Минобороны США. В документах, опубликованных сбежавшим сотрудником АНБ Эдвардом Сноуденом, подтверждается, что Сингапур сыграл ключевую роль в обеспечении разрешения для США и Австралии прослушивать подводные морские кабели связи, чтобы шпионить за крупными азиатскими странами, такими, как Индонезия и Малайзия.

На веб-сайте «Горной Группы» также упоминается, что она является партнёром одного из самых мощных оборонных подрядчиков в США и поддерживается «сетью компаний и независимых исследователей», в том числе «в последние десять лет партнёрами в Международной корпорации внедрения научных достижений (Science Applications International Corporation, SAIC) и широкой сетью участников «Горного Форума».

SAIC – оборонная фирма США, сменившая в 2013 году своё название на «Лейдос» (Leidos), которая управляет фирмой SAIC как дочерним предприятием. SAIC/Leidos входит в число 10 крупнейших оборонных подрядчиков в США и тесно взаимодействует с разведывательным сообществом США, в особенности с АНБ. По данным журналистского расследования Тима Шорока (Tim Shorrock), который первым раскрыл огромную степень приватизации разведки США в своей прорывной книге «Шпионы по найму», SAIC существует в симбиозе с АНБ: АНБ является самым крупным заказчиком SAIC, а SAIC в свою очередь – самый крупный подрядчик АНБ.

На снимке: Ричард «Дик» Патрик О'Нил – президент-основатель «Горного Форума» Пентагона.
На снимке: Ричард «Дик» Патрик О’Нил – президент-основатель «Горного Форума» Пентагона.
Полностью имя капитана «Дика» О’Нила, президента-основателя «Горного Форума», звучит как Ричард Патрик О’Нил. После службы в ВМФ США он поступил в Минобороны. Его последней должностью перед уходом в «Горный Форум» был пост заместителя по вопросам стратегии и политики при Заместителе Министра по командованию, контролю, связи и разведке.

Клуб Йоды

Клипинджер из MIT также упоминает ещё одну загадочную личность, почитаемую участниками форума: «Он сидел в конце комнаты, с непроницаемым выражением лица, скрытого за толстыми очками с чёрной оправой… Эндрю Маршал (Andrew Marshall) был иконой в Минобороны. Некоторые называли его «Йода», как символ его мифического непознаваемого статуса… Он работал при нескольких президентах и считался стоящим над политическими партиями. Он поддерживал форум и постоянно был его участником с самого начала».

С 1973 года Маршал возглавлял одно из самых влиятельных ведомств Пентагона – Управление оценки сетей (УОС, англ. ONA), внутренний «мозговой центр» министра обороны, который проводил сверхсекретные исследования по будущему планированию оборонной политики по всему спектру военного и разведывательного сообществ США. УОС сыграло ведущую роль в главных стратегических инициативах Пентагона, в том числе морской военной стратегии, Стратегической оборонной инициативы (СОИ), Инициативы конкурентных стратегий и Революции военного дела.

На снимке: Эндрю «Йода» Маршал, руководитель Пентагоновского Управления оценки сетей (ONA) и сопредседатель Горного Форума, на одном из первых собраний Форума в Институте Санта-Фе в 1996 году. В январе 2015 года должен уйти в отставку.
На снимке: Эндрю «Йода» Маршал, руководитель Пентагоновского Управления оценки сетей (ONA) и сопредседатель Горного Форума, на одном из первых собраний Форума в Институте Санта-Фе в 1996 году. В январе 2015 года должен уйти в отставку.
В одной из редких биографий в журнале Wired 2002 года журналист Даглас МакГрей (Douglas McGray) описывал Эндрю Маршала, которому сейчас 93 года, как «самого непостижимого», но «одного из самых влиятельных» руководителей Минобороны, и добавлял, что вице-президент Дик Чейни, министр обороны Дональд Рамсфельд и его заместитель Пол Волфовиц (Paul Wolfowitz), которых многие считали «ястребами» неоконсервативного движения в американской политике, были в числе протеже Маршала.

Выступая на неприметном для общественности семинаре в Гарвардском Университете через несколько месяцев после событий 11 сентября, президент-основатель “Горного Форума” Ричард О’Нил сказал, что Маршал «не просто постоянный участник собраний форума, но и его сопредседатель, так что «опосредованно всё, что мы делаем, поступает в систему Энди». Т.е. участники форума, возможно, информируют Маршала о широком спектре вопросов».

У форума есть и третий сопредседатель – директор DARPA. Тогда этот пост занимал назначенный Рамсфельдом Энтони Джей Тетер (Anthony J. Tether), который перед приходом в DARPA работал в SAIC.

На снимке: Энтони Тетер, директор DARPA и сопредседатель Пентагоновского «Горного Форума» с июня 2001 года по февраль 2009 года.
На снимке: Энтони Тетер, директор DARPA и сопредседатель Пентагоновского «Горного Форума» с июня 2001 года по февраль 2009 года.
О «Горном Форуме»
• Неформальная междисциплинарная сетевая структура, созданная для изучения проблем информационной революции; конфликт в эпоху информации

• Не публикует отчётов и рекомендаций • Спонсор – управление при министре обороны

• Первые сопредседатели: заместитель помощника министра обороны по командованию, управлению, связи и информации; директор управления по оценке сетей; директор DARPA

• Первое собрание проведено в Кармеле, Хайлэндс в феврале 1995 года.

За время существования проведено 16 общих и 7 специальных (узких) собраний организации. По словам помощника министра обороны по командованию, управлению, связи и информации, «16 собраний форума оказали прямое ценное влияние на формулировку политики и программу исследований Минобороны. Форум постоянно предсказывает изменения в информационных и других технологиях и прогнозирует их воздействие в условиях после Оборонной программы на ближайшие годы и политики безопасности»

Из презентации Ричарда О’Нила в Гарвардском университете в 2001 году

Влияние «Горного форума» на оборонную политику США, таким образом, оказывалось по трём основным каналам: через прямое спонсорство управлением при министре обороны (в середине прошлого десятилетия оно было специально трансформировано в управление по разведке при замминистра обороны, которое руководит основными разведывательными службами); через прямую связь с управлением оценки сетей Энди «Йоды» Маршала и через прямую связь с управлением DARPA.

По словам Клипенджера (взято из его из книги «Толпа одиночки»), «… происходящее на неформальных встречах типа «Горного форума» со временем и по неведомым путям влияния оказывает огромное воздействие не только внутри Минобороны, но и во всём мире». Далее он отмечает, что «… идеи форума, которые считались еретическим, стали общепринятыми. Идеи, предававшиеся анафеме в 1999 году, стали текущим политическим курсом всего через три года».

Хотя форум не вырабатывает консенсусные рекомендации, его влияние значительно глубже, чем у обычного консультативного комитета при правительстве. По словам О’Нила, «идеи, всплывающие на собраниях, становятся доступными для использования лицам, принимающим решения, и сотрудникам «мозговых центров». И далее: «На наших собраниях бывают люди из компаний Booz Allen Hamilton (технологический консалтинг), SAIC, RAND (исследовательская компания) и других организаций. Мы приветствуем такой тип взаимодействия, потому что у них есть притяжение. Они пришли с далеко идущими целями и способны влиять на политику правительства путём настоящих научных работ. Мы даём идеи, взаимодействие и связи этим людям, чтобы они брали всё это и использовали так, как им нужно».

Мои неоднократные обращения к г-ну О’Нилу с запросами информации о его работе в «Горном форуме» игнорировались. Минобороны также не ответило на многочисленные запросы информации и комментариев о форуме.

Информационное оружие

«Горный форум» служит мостом: с одной стороны, для влияния теневой сети частных подрядчиков на формулировку политики информационных операций в военной разведке США; с другой стороны, для влияния Пентагона на происходящее в частном секторе. Не найти более яркого доказательства этого факта, чем действительно активная роль форума в формировании идеи массовой слежки как механизма для доминирования в информации на глобальном уровне.

В 1989 году Ричард О’Нил, на тот момент шифровальщик ВМФ США, написал работу для Военно-морского колледжа США под названием «К методологии управления восприятием». В своей книге «Войны будущего» полковник Джон Александер (John Alexander), в то время офицер высокого ранга в командовании разведки и безопасности армии США (INSCOM), отметил, что эта работа О’Нила впервые описала стратегию «управления восприятием» как части информационного оружия. Предлагаемая стратегия определяла три категории целей информационного оружия: противник, чтобы он считал, что является уязвимым; потенциальные партнёры, чтобы «они воспринимали войну как справедливую»; и, наконец, гражданское население и политические лидеры, чтобы они считали, что «расходы стоят прилагаемых усилий». Секретное изложение работы О’Нила дошло до высшего руководства Минобороны. «Они признали правоту О’Нила», но сказали, чтобы он забыл об этом.

Однако Минобороны не забыло. Примерно в 1994 году О’Нилом был создан «Горный форум» как официальный проект Пентагона . Жто было сделано по поручению Уильяма Перри, министра обороны в администрации Билла Клинтона. Перри впоследствии был избран в совет директоров SAIC после ухода из правительства в 2003 году.

По словам самого О’Нила, эта структура должна была стать «лабораторией идей» Пентагона. По данным издания «Правительственный вестник», военные и IT-эксперты собрались на первое собрание форума для «рассмотрения влияния IT и глобализации на США и вооружение – как Интернет и другие новые технологии изменят мир». Собрание помогло зародить идею «оружия на основе Сети» в умах «лучших военных мыслителей страны».

В секрете от народа

Официальные данные Пентагона подтверждают, что основной задачей «Горного форума» была поддержке политики Минобороны в сфере специализации О’Нила – информационного оружия. Согласно годовому отчёту Пентагона президенту и конгрессу за 1997 год в разделе под заголовком «Информационные операции» управление при министре обороны санкционировало «создание «Горной группы» из числа ключевых экспертов Минобороны, промышленности и научных кругов» для координации информационных операций, межведомственного взаимодействия военных разведок.

Отчёт Минобороны за следующий год повторил указание на «центральную роль форума для информационных операций»: «Для изучения вопросов информационных операций Минобороны спонсирует «Горный форум», в котором собираются профессионалы из правительства, промышленности и науки из различных сфер деятельности».

Отметим, что в 1998 году «Горная Группа» стала «Горным форумом». По словам О’Нила, это было сделано с целью снять «бюрократические ограничения». Имелся в виду федеральный закон о консультативных комитетах (FACA), который регулировал порядок формального привлечения правительством США рекомендаций заинтересованных лиц.

Этот закон, известный как «закон об открытом правительстве», требует от должностных лиц правительства США, чтобы они не проводили консультаций «за закрытыми дверьми» или «секретных консультаций» с целью разработки политики, с лицами, не являющимися сотрудниками правительственных органов. Все такие консультации должны проходить в форме федеральных консультативных комитетов, открытых для общественной проверки. Закон FACA требует публичного проведения собраний с объявлением в федеральном реестре, регистрации комитетов, а также выполнения других требований, предназначенных для соблюдения контроля в целях общественного блага.

Однако в «Правительственном вестнике» сообщалось, что «О’Нил и другие считали, что такие регулятивные проблемы «препятствовали бы свободному потоку идей и дискуссиям без ограничений, к которым они стремились». Пентагоновские юристы предостерегали, что слово «группа» могло бы повлечь определённые обязательства, и рекомендовали работать в частном порядке. Поэтому О’Нил переименовал группу в «Горный форум» и перевёл его в частный сектор, чтобы управлять им в качестве консультанта Пентагона. Таким образом, пентагоновский «Горный форум» управляется под эгидой «фирмы интеллектуального венчурного капитала» О’Нила – «Хайлэндс Групп Инк.»

В 1995 году, через год после назначения Уильямом Пери на пост главы «Горного форума» Ричарда О’Нила, SAIC – организация-партнёр форума – запустила новый Центр информационной политики и стратегии под руководством Джеффри Купера (Jeffrey Cooper), члена «Горной группы», который консультировал руководящий состав Минобороны по вопросам вооружений. Задача центра была в точности такая же, что и у форума – выступать в качестве «площадки обмена для лучших и умнейших людей в области информационного оружия путём спонсирования непрерывной серии семинаров, докладов и симпозиумов для глубокого изучения последствий применения информационного оружия». Ставилась цель «дать руководству и разработчикам политики в правительстве, промышленности и научных кругах возможность изучить ключевые проблемы, связанные с информационным оружием, чтобы обеспечить сохранение за Соединёнными Штатами преимуществ над любыми и всеми потенциальными врагами».

Несмотря на нормы закона FACA, федеральные консультативные комитеты уже подвержены сильному влиянию корпораций, если не полностью захвачены ими. Поэтому, обходя закон FACA, Пентагон ушёл даже от его слабых ограничений, полностью исключив возможность привлечения общественности.

Утверждения О’Нила о том, что не выпускаются никакие доклады и не выдаются никакие рекомендации, являются неискренними. По его собственному признанию, секретные консультации Пентагона с представителями промышленности, проходившие на собраниях «Горного форума» с 1994 года, сопровождались регулярными презентациями научных работ и политических докладов, трудами и заметками с собраний, и другими формами документации, которые закрыты паролем и доступны только для участников «Горного форума». Это является нарушением духа, если не буквы, закона FACA и, таким образом, заведомо направлено на уход от демократической подотчётности и верховенства права.

Но «Горному форуму» и не нужно выдавать консенсусные рекомендации, его задача – обеспечить Пентагону теневой механизм социальной сети для закрепления долгосрочных связей с корпоративным бизнесом, и выявлять новые таланты, которые могут использоваться для тонкой настройки стратегии информационной войны в условиях абсолютной секретности.

Суммарное количество участников мероприятий «Горного форума» Минобороны составляет свыше тысячи человек, хотя собрания проводятся обычно в виде компактных рабочих семинаров с числом участников 25–30, на которых присутствуют эксперты и чиновники. В числе участников – руководители из SAIC и Booz Allen Hamilton, RAND Corp., Cisco, Human Genome Sciences, eBay, PayPal, IBM, Google, Microsoft, AT&T, BBC, Disney, General Electric, Enron и множество других; члены Конгресса и Сената от демократической и республиканской партий, высокопоставленные руководители энергетической отрасли США, такие, как Дэниэл Ергин (Daniel Yergin) из IHS Cambridge Energy Research Associates, и ключевые фигуры-участники президентских кампаний.

Среди других участников – профессионалы из отрасли СМИ. Дэйвид Игнатиус (David Ignatius), заместитель редактора Washington Post и, на момент участия, главный редактор газеты International Herald Tribune; Томас Фридман (Thomas Friedman) многолетний колумнист New York Times; Арно де Борчгрейв (Arnaud de Borchgrave), редактор Washington Times и United Press International; Стивен Леви (Steven Levy), бывший редактор Newsweek, автор Wired; ведущий штатный автор журнала New Yorker; Ноа Шахтман (Noah Shachtman – тот самый, кто между прочим, в 2012 году опубликовал в Wired необъективную, мягко говоря, статью о Евгении Касперском. – ред), главный редактор Daily Beast; Джон Маркоф (John Markoff) из New York Times и др.

Поскольку на данный момент организацию курирует заместитель министра по разведке из управления министра обороны, у форума есть доступ изнутри к руководству основных разведывательных и служб и спецслужб США, занимающихся слежкой, а также к директорам и их заместителям в исследовательских ведомствах Минобороны, от DARPA до управления оценки сетей. Это также означает, что форум прочно встроен в систему целевых групп Пентагона по разработке политики.

Google: взращён Пентагоном

В 1994 году, когда был создан «Горный форум» под эгидой управления министра обороны, управления оценки сетей и DARPA, два молодых аспиранта Стэнфордского университета – Сергей Брин и Лари Пейдж – сделали свою прорывную разработку в области первого поиска в Интернете (это ошибка – Google был далеко не первой поисковой машиной в Сети, ему предшествовали Altavista, Yahoo и др. – ред) и ранжирования веб-страниц. Это приложение стало ядром того, что в конечном итоге образовало сервис поиска Google. Брин и Пейдж выполняли свою работу при финансировании со стороны Инициативы цифровой библиотеки (DLI) – межведомственной программы Национального научного фонда, NASA и DARPA.

Но это лишь одна часть истории.

На протяжении всей разработки поискового механизма Брин регулярно и напрямую докладывал о работе двум лицам, которые вообще не являлись преподавателями Стэнфордского университета – д-ру Бхавани Турайсингхам (Bhavani Thuraisingham) и д-ру Рику Стейнхейзеру (Rick Steinheiser). Оба они были представителями исследовательской программы двойного назначения по информационной безопасности и анализу данных, проводимой разведывательным сообществом США.

Сегодня Турайсингхам является заслуженным профессором фонда Луис Бичерл (Louis A. Beecherl) и исполнительным директором Института исследований кибербезопасности Техасского университета в Далласе, признанным экспертом в области анализа данных и информационной безопасности. Но в 90-е годы прошлого века она работала в MITRE Corp. – ведущем оборонном подрядчике США, где возглавляла инициативу Систем массивных цифровых данных (MDDS) – проект, спонсированный АНБ и ЦРУ для содействия инновационным исследованиям в сфере IT.

«Мы финансировали Стэнфордский университет через учёного-компьютерщика Джеффри Ульмана (Jeffrey Ullman), у которого несколько перспективных студентов выпускных курсов работали по многим захватывающим темам», – сказала мне проф. Турайсингхам. «Брин – основатель Google – был одним из этих студентов. Программа MDDS разведывательного сообщества по существу обеспечивала Брину начальное финансирование, которое было дополнено многими другими источниками, в том числе из частного сектора».

Такой способ финансирования не является чем-то необычным, и тот факт, что Брин смог получить его, будучи студентом-выпускником Стэнфорда, видимо, является случайностью. В то время Пентагон присутствовал повсюду в области компьютерных исследованиях. Тем не менее, это подчеркивает, насколько глубоко укоренилась культура Кремниевой долины в ценностях разведывательного сообщества США.

В поразительном документе, размещённом на веб-сайте Техасского университета, Турайсингхам вспоминает, что в период с 1993 по 1999 год «разведывательное сообщество запустило программу Систем массивных цифровых данных (MDDS), которой я руководила от лица разведывательного сообщества, когда работала в MITRE Corporation». По этой программе финансировались 15 исследовательских проектов в разных университетах, в том числе в Стэнфорде. Целью программы была разработка технологий просеивания данных объёмами от нескольких терабайт до петабайта, в том числе для «управления запросами, транзакциями, хранением и интеграцией данных».

Одно время Турайсингхам была главным научным руководителем направления управления данными и информацией в компании MITRE, где она возглавляла совместные научно-исследовательские проекты для АНБ, ЦРУ, Научно-исследовательской лаборатории ВВС США, а также для командования боевых систем космического и морского базирования армии США (SPAWAR) и командования системами связи и электроники (CECOM). Она продолжила далее карьеру, преподавая на курсах обучения анализу данных для борьбы с терроризмом, проводимых для государственных чиновников и оборонных подрядчиков США.

К своей статье для Техасского университета она приложила краткое содержание программы MDDS разведывательного сообщества США, которое было представлено на ежегодном симпозиуме разведывательного сообщества в 1995 году. Там указывается, что основными спонсорами программы MDDS, которая функционировала при директоре ЦРУ, были три агентства: АНБ, департамент исследований и разработок ЦРУ, штаб управления сообщества (CMS) разведывательного сообщества США. Администраторами программы, которая обеспечивала финансирование в объёме 3–4 миллионов долларов в год на 3–4 года, назывались Хал Каран (Hal Curran) из АНБ, Р. Клутц (CMS), д-р Клаудиа Пирс (Claudia Pierce) из АНБ, д-р Рик Стейнхейзер (Rick Steinheiser) из департамент исследований и разработок ЦРУ, сама д-р Турайсингхам.

Турайсингхам далее в своей статье повторяет, что эта совместная программа АНБ и ЦРУ частично финансировала Брина при разработке ядра Google через грант Стэнфорду, который управлялся куратором Брина – проф. Дж. Ульманом:

«Фактически основателя Google Брина финансировала частично эта программа, когда он был аспирантом в Стэнфорде. Вместе с его куратором Дж. Ульманом и моим коллегой в MITRE д-ром Крисом. Клифтоном (Chris Clifton), главным научным руководителем по IT в Mitre, он разработал систему групповых запросов (Query Flocks System), которая давала решения для просеивания больших объёмов данных. Я вспоминаю поездки в Стэнфорд с д-ром Стейнхейзером из разведывательного сообщества, когда Брин подъезжал на роликовых коньках, отдавал презентацию и уматывал. Реально, на последней нашей встрече в сентябре 1998 года, Брин показал нам свой поисковый механизм, который стал вскоре ядром Google».

Брин и Пейдж официально учредили Google как компанию в сентябре 1998 года, в том же месяце, когда они последний раз отчитались перед Турайсингхам и Стейнхейзером. Механизм групповых запросов стал также частью запатентованной Google поисковой системы «PageRank» (ранжирование страниц), которую Брин разработал в Стэнфорде по программе MDDS-АНБ-ЦРУ, а также при финансировании от Национального научного фонда (NSF), IBM и Hitachi. В том же году проф. Клифтон из MITRE, который работал вместе с Турайсингхам в разработке системы групповых запросов, стал соавтором работы вместе с куратором Брина проф. Ульманом и Стейнхейзером из ЦРУ под заголовком «Распознавание знаний в тексте», которая была представлена на научной конференции.

«Финансирование по программе MDDS, которое поддерживало Брина, было значительным в той степени, в которой осуществляется посевное финансирование, но его, вероятно, превосходили другие потоки финансирования», – говорит Турайсингхам. «Срок финансирования для Брина был два года или около этого. В этот период я и мои коллеги по программе MDDS навещали Брина в Стэнфорде и отслеживали его продвижения раз в три месяца или где-то так. Мы на самом деле не контролировали его, но мы проверяли, насколько он продвинулся, указывали на возможные проблемы и предлагали идеи. На этих встречах Брин действительно представил нам исследование групповых запросов и продемонстрировал версии поискового механизма Google».

Таким образом, Брин регулярно отчитывался перед Турайсингхам и Стейнхейзером о своей работе по созданию Google. Действительно, в нескольких стэнфордских работах Брина и Пейджа содержатся ссылки на программу MDDS. В статье Брина и Пейджа, опубликованной в 1998 году, описывалась автоматизация методов извлечения данных из веба посредством «двойного итерационного извлечения моделей взаимосвязей», разработка «глобального ранжирования веб-страниц, названного PageRank», и использования PageRank «для создания нового механизма поиска, названного Google». В сноске во введении Брин подтверждает, что он «частично поддерживался программой массивных цифровых данных штаба управления сообществом» через грант фонда NSF, подтверждая тем самым, что программа MDDS-АНБ-ЦРУ предоставляла своё финансирование через Национальный научный фонд.

Этот грант, в котором Брин указан в числе поддерживаемых студентов (без упоминания программы MDDS), отличался от гранта научного фонда Пейджу, который включал финансирование от DARPA и НАСА. Отчёт проекта, составленный куратором Брина проф. Ульманом, утверждает в разделе «Знаки успеха», что «имеются несколько примеров новых стартапов на основе поддерживаемых фондом NSF исследований». В разделе отчёта «Последствия проекта» указывается: «И, наконец, проект Google также стал коммерческим в виде Google.com.»

Воспоминания Турайсингхам, таким образом, показывают, что программа MDDS-АНБ-ЦРУ не только финансировала Брина на всём протяжении работы с Пейджем при разработке Google, но что высокие представителя разведки США, включая сотрудника ЦРУ, следили за развитием Google на всём пути до момента готовности компании к официальной регистрации. В то время Google снабжался «значительным» объёмом посевного финансирования и обеспечивался наблюдением со стороны Пентагон, ЦРУ, АНБ и DARPA.

Минобороны не комментирует это.

Когда я попросил проф. Ульмана подтвердить, финансировался или нет Брин в рамках программы разведывательного сообщества MDDS, и знал или нет Ульман, что Брин регулярно знакомит Стейхейзера из ЦРУ с ходом работ по разработке механизма поиска Google, Ульман ответил уклончиво: «А можно мне узнать, кого вы представляете, и почему вас это интересует? Кто ваши источники?» Он также отрицал, что Брин сыграл значительную роль в разработке системы групповых запросов, хотя из научных работ Брина ясно, что воспользовался этими наработками в совместной с Пейджем разработке системы ранжирования страниц PageRank.

Когда я спросил Ульмана, отрицает ли он роль разведывательного сообщества США в поддержке Брина при разработке Google, Ульман сказал: «Я не собираюсь удостоить вниманием этот бред, отрицая его. Раз вы не хотите объяснить ни ваши теории, ни то, что именно вы хотите доказать, я не стану вам помогать ни в малейшей мере».

Краткое описание программы MDDS, опубликованное в Интернете на странице Техасского университета, подтверждает, что обоснование этого проекта ЦРУ-АНБ заключалось в «обеспечении посевного финансирования для разработки технологий управления данными, которое несёт высоки риски, но даёт высокую отдачу», в том числе методы «запросов, обзора результатов и фильтрации; обработки транзакций; методы доступа и индексации; управление метаданными и моделирование данных; интеграция неоднородных баз данных, а также разработка соответствующих архитектур». Конечной целью программы было «обеспечение доступа и сплав массивных объёмов данных, информации и знаний в неоднородную среду в реальном времени» для использования Пентагоном, разведывательным сообществом и потенциально всем правительством.

Эти выводы подтверждают утверждения Роберта Стили (Robert Steele), бывшего высокопоставленного офицера ЦРУ и гражданского заместителя директора и основателя управления разведывательной деятельности корпуса морской пехоты, у которого в прошлом году я взял интервью для газеты Guardian по вопросам разведывательной информации в открытых источниках. Ссылаясь на источники в ЦРУ, Стили в 2006 году сказал, что Стейнхейзер и его старые коллеги были основным звеном связи ЦРУ с Google, и организовали финансирование этой инновационной IT-фирмы на начальном этапе. В то же время основатель журнала Wired Джон Бателль (John Batelle) сумел получить следующее официальное опровержение от пресс-секретаря Google в ответ на утверждения Стили: «Утверждения, относящиеся к Google, абсолютно недостоверны».

К данному моменту, несмотря на многочисленные запросы и беседы, пресс-секретарь Google отказывается от комментариев.

Уже после публикации материала директор по корпоративным коммуникациям Google связался со мной и попросил включить в исследование следующий текст:

«Сергей Брин не был участником программы системы «групповых запросов» в Стэнфорде, и ни один из его проектов не финансировался разведывательными органами США».

А вот что я написал в ответ:

«Мой ответ на данное утверждение следующий: Брин лично в своём собственном научном труде выражал благодарность за финансирование от штаба управления сообществом в рамках инициативы систем массивных цифровых данных (MDDS), которое обеспечивалось через национальный научный фонд (NSF). MDDS была программой разведывательного сообщества, созданной ЦРУ и АНБ. У меня есть также письменное свидетельство, как указано в данной статье, от проф. Турайсингхам из Техасского университета, что она руководила программой MDDS от имени разведывательного сообщества США, и что она и Стейнхейзер из ЦРУ встречались с Брином каждые три месяца или около того в течение двух лет с целью ознакомления с ходом Брина работ по разработке Google и PageRank. Работал ли Брин по системе групповых запросов, к делу не относится.

В связи с этим, возможно, вам были бы интересны следующие вопросы:

1) Отрицает ли Google, что работа Брина была частично профинансирована программой MDDS через грант от научного фонда NSF?

2) Отрицает ли Google, что Брин регулярно отчитывался перед Турайсингхам и Стейнхейзером в период с примерно 1996 года по 1998 год до сентября названного года, когда представил им поисковый механизм Google?
https://d-russia.ru/kak-cru-sozdavalo-google.html

0

4

Как ЦРУ создавало Google (продолжение)
Отдел аналитики -11.03.2015
приложения google
Предлагаем перевод второй части опубликованного в январе 2015 года отчёта, выполненного участниками проекта Insurge Intelligence – он объединяет энтузиастов, финансирующих его из своих средств и выполняющих журналистские расследования.

Автор – Нафиз Ахмед – (Nafeez Ahmed), британский журналист, специализирующийся на расследованиях, в разное время сотрудничал, в частности, с The Guardian и The Independent. Он утверждает, что Google есть проект разведывательного сообщества США, и что компания играет важную роль в работе спецслужб, пытающихся обеспечить мировое доминирование США путём контроля над информацией. Более того, Google, по данным Ахмеда, лишь один из стартапов такого рода, инициированных ЦРУ и АНБ.

Читать также первую часть отчёта >>

Полное знание информации

Запрос заявок на программу MDDS был разослан по электронной почте 3 ноября 1993 года Дэйвидом Чарвония (David Charvonia), официальным лицом разведки США, директором управления координации исследований и разработок Штаба управления разведывательного сообщества. Реакция Тату Илонена (Tatu Ylonen, создатель протокола SSH для защищённого удалённого управления операционной системой и безопасной передачи данных) в письме своим коллегам в списке рассылки говорит о многом: «Связано с шифрованием? Надо подумать, а не стоит ли защитить ваши данные?» Это письмо также подтверждает, что оборонный подрядчик и партнёр «Горного Форума», корпорация SAIC, управляла процессом подачи заявок на участие в программе MDDS. При этом краткие описания направлялись на адрес Джеки Бут (Jackie Booth) из департамента исследований и разработок ЦРУ через электронную почту на домене, принадлежащем SAIC.

Турайсингхам рассказывает, что к 1997 году, прямо перед учреждением Google, и пока она всё ещё присматривала за разработкой программного обеспечения поисковой машины Google в Стэнфорде, ей пришла на ум идея о применении для национальной безопасности программы MDDS. Выражая признательности в предисловии к своей книге «Просеивание интернет-данных и приложения в бизнес-аналитике и борьбе с терроризмом» (2003), Турайсингхам пишет, что она и «д-р Р. Стейнхейзер из ЦРУ начали обсуждения с Управлением перспективных научно-исследовательских проектов Минобороны по применению методов просеивания данных для борьбы с терроризмом, при этом идея возникала непосредственно из программы MDDS, которая частично финансировала Google. «Эти обсуждения в конечном итоге вылились в сегодняшнюю программу EELD («Выявление доказательств и установление связей») DARPA».

Таким образом, те же самые высокопоставленные сотрудники ЦРУ и подрядчики ЦРУ-АНБ, участвовавшие в предоставлении начального финансирования для Google, одновременно изучали роль просеивания данных в целях борьбы с терроризмом и разрабатывали идеи средств, фактически разработанных DARPA.

Сегодня, как свидетельствует статья-мнение Турайсингхам в New York Times, она остаётся твёрдым приверженцем использования просеивания данных для борьбы с терроризмом, а также настаивает, что эти методы должно разрабатывать государство совместно с юристами – специалистами по защите гражданских прав и защитниками прайваси, для профилактики потенциальных злоупотреблений. С сожалением Турайсингхам отмечает, что при имеющихся объёмах собираемой информации существует высокий риск «ложного распознавания».

В 1993 году, когда программу MDDS запустила и управляла ею компания MITRE Corp. от имени разведывательного сообщества США, учёный-компьютерщик из университета штата Вирджиния д-р Анита Джоунз (Anita K. Jones)  —  доверенное лицо MITRE  —  получила должность директора управления DARPA и руководителя НИОКР во всём Пентагоне. Она входила в совет директоров MITRE с 1988 года. С 1987 по 1993 Джоунз одновременно была членом совета директоров SAIC. В качестве нового главы DARPA с 1993 по 1997 год она также была сопредседателем «Горного Форума» Пентагона в период перед учреждением Google, когда шли разработки в Стэнфорде по программе MDDS.

Таким образом, когда Турайсингхам и Стейнхейзер обсуждали с DARPA применение исследований программы MDDS для борьбы с терроризмом, Джоунз была директором и сопредседателем «Горного форума». В тот год она ушла из DARPA, чтобы вернуться на свою должность в университете Вирджинии. На следующий год Джоунз стала членом правления Национального научного фонда, который, только что финансировал Брина и Пейджа, а также вернулась в совет директоров SAIC. После её ухода из Минобороны сенатор Чак Роб воздал ей должное следующими словами: «Она свела вместе технологическое и военно-оперативное сообщества, чтобы разработать подробные планы сохранения доминирования США на поле боя в следующем столетии».

На фото: Д-р Aнита Джоунз, руководитель Агентства по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам (DARPA) с 1993 по 1997 год и c 1995 по 1997 год сопредседатель созданного Пентагоном "Горного Форума", когда официальные лица, отвечавшие за совместную программу MDSS-ЦРУ-АНБ, финансировали Google и поддерживали контакты с DARPA с целью сбора информации в интересах борьбы с терроризмом.
На фото: Д-р Aнита Джоунз, руководитель Агентства по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам (DARPA) с 1993 по 1997 год и c 1995 по 1997 год сопредседатель созданного Пентагоном “Горного Форума”, когда официальные лица, отвечавшие за совместную программу MDSS-ЦРУ-АНБ, финансировали Google и поддерживали контакты с DARPA с целью сбора информации в интересах борьбы с терроризмом.
Членом совета директоров Национального научного фонда (ННФ) с 1992 по 1998 год (включая пребывание на посту председателя в 1996 году) был Ричард Зaрe (Richard N. Zare). В те годы ННФ совместно с DARPA осуществляли финансовую поддержку Сергея Брина и Ларри Пейджа. В июне 1994 года профессор Заре, химик из Стэнфордского университета, вместе с профессором Джеффри Ульманом (Jeffrey Ullman), курировавшим научные исследования Бpина, приняли участие в организованной на средства Стэнфордского университета и ННФ дискуссии о том, необходимо ли учёным демонстрировать, как их деятельность «увязывается с интересами нации».

Программа EELD, разработанная DARPA на основе исследований, проведённых Турайсингхам и Стейнхейзером под руководством Джоунз, была быстро принята на вооружение и интегрирована с инструментами, необходимыми для осуществления широкой слежки, во времена aдминистрации Буша.

По мнению сотрудника DARPA Теда Сенатора (Ted Senator), курировавшего программу EELD, которую использовало недолго просуществовавшее Управление информационной осведомленности (Information Awareness Office), программа EELD была одним из «перспективных средств», готовившихся для интегрирования «в прототип системы TIA». TIA, которая расшифровывается как «полная информационная прозрачность», была основной программой глобального прослушивания телефонных разговоров и просеивания данных, принятой на вооружение администрацией Буша после событий 11 сентября. Программа TIA была создана одним из фигурантов политического скандала «Иран-контрас» адмиралом Джоном Пойндекстером (John Poindexter), которого в 2002 году президент Буш назначил руководителем вновь созданного Управления информационной осведомленности, входившего в состав DARPA.

В числе 26 компаний (куда также входила корпорация SAIC), получивших при Пойндекстере от DARPA контракты на миллионы долларов (конкретные суммы не раскрываются), был и исследовательский центр компании Xerox в Пало-Альто (PARC). Деньги предназначались для распространения программы слежки TIA в 2002 году и в последующие годы. Исследование включало в себя помимо других проектов, связанных с анализом данных, «анализ на основе поведения», «автоматизированное обнаружение, идентификацию и отслеживание террористической деятельности». В то время директором и научным руководителем PARC был Джон Сили Браун (John Seely Brown). Оба, и Браун, и Пойндекстер, были участниками пентагоновского «Горного Форума», причём Браун до недавнего времени участвовал в нём регулярно.

Программа TIA была закрыта предположительно в 2003 году на волне оппозиционных настроений в обществе после того, как в средствах массовой информации были опубликованы разоблачительные материалы. Однако в следующем году Пойндекстер, наряду с чиновниками из разных стран мира, занимающимися вопросами обороны и безопасности, принял участие в заседании одной из групп в рамках пентагоновского «Горного Форума» в Сингапуре. Между тем, Тед Сенатор продолжал руководить программой EELD, как и рядом других осуществлявшихся в DARPA проектов, связанных с извлечением и анализом данных, до 2006 года, когда он ушёл, чтобы занять пост вице-президента SAIC. В настоящее время он является «fellow» (сотрудник без определённых обязанностей, работающий в компании над собственными проектами – ред.) в SAIC.

Google, DARPA и след денег

Задолго до появления Сергея Брина и Ларри Пейджа факультет информатики Стэнфордского университета имел тесные рабочие контакты с ведомствами военной разведки США. В письме  от 5 ноября 1984 года, полученном из офиса известного специалиста по искусственному интеллекту профессора Эдварда Фейгенбаума (Edward Feigenbaum), адресованном Рику Стенхейзеру (Rick Steinheiser), последнему даются указания, касающиеся осуществлявшегося в Стэнфордском университете проекта по эвристическому программированию. В этом письме Стенхейзер называется членом «руководящего комитета».

Среди участников состоявшейся примерно в то же время конференции фирм-исполнителей, которую спонсировало научно-исследовательское управление ВМС, был и Стенхейзер, имевший делегатский номер «OPNAV Op-115», относившийся к программе оперативной готовности главного штаба ВМС. Эта программа сыграла большую роль в разработке компьютерных программ для военного ведомства.

Начиная с 1970-х годов профессор Фeйгенбаум и его коллеги руководили осуществлявшимся в Стэнфордском университете проектом эвристического программирования по контракту с DARPA, который действовал до конца 1990-х годов. Только один Фейгенбаум получил за этот период за свою работу более 7 миллионов долларов от DARPA, помимо других денежных средств, поступивших от ННФ, НАСА и научно-исследовательского управления ВМФ.

В 1996 году профессор Джеффри Ульман, куратор Брина в Стэнфордском университете, был участником совместно финансировавшегося проекта, осуществлявшегося DARPA.

В сентябре 1998 года, в том же месяце, когда Сергей Брин предоставлял информацию представителям разведывательного сообщества США Стейнхейзеру и Турайсингхам, предприниматели в области техники Aндреас Бехтолсхейм (Andreas Bechtolsheim) и Дэвид Черитон (David Cheriton) вложили в Google 100 тысяч долларов каждый. Оба инвестора были связаны с DARPA.

В 1980-е годы Бехтолсхейм был аспирантом Стэнфордского университета и занимался электротехникой. Его новаторский проект – рабочая станция SUN – субсидировался DARPA и факультетом информатики Стэнфордского университета. Это исследование послужило основой для создания компании Sun Microsystems, которую он учредил вместе с Уильямом Джоем (William Joy).

Что касается Дэвида Черитона, соинвестора Бехстолсхейма по Google, то следует отметить, что он уже давно является профессором информатики в Стэнфордском университете, который имеет ещё более тесные связи с DARPA. В его рабочей карточке, хранящейся в университете Альберты, который в ноябре 2014 год присвоил ему почётную учёную степень доктора наук, говорится что «исследования Черитона на протяжении 20 лет получали поддержку DARPA.

Между тем в 1995 году Бехтолсхейм покинул фирму Sun Microsystems и стал финансировать фирму Granite Systems вместе с соинвестором по Google Черитоном. В 1996 году они продали фирму Granite компании Cisco Systems, оставив за собой значительную долю собственности в компании Granite, и стали одними из руководителей Cisco.

Письмо, полученное по электронной почте от Enron Corpus (база данных, включающая в себя 600 тысяч электронных писем, полученных Федеральной комиссией по управлению энергетикой и позднее обнародованных) и подписанное Ричардом О’Нилом, с приглашением руководителям Enron принять участие в работе «Горного Форума», является подтверждением того, что высшие должностные лица компаний Cisco и Granite тесно связаны с Пентагоном. Как становится очевидным из письма, в мае 2000 года Уильям Джой, партнёр Бехтолсхейма и соучредитель компании Sun Мicrosystems, который тогда являлся научным руководителем и членом правления этой компании, принял участие в работе форума для того, чтобы обсудить вопросы нанотехнологий и «молекулярных вычислений» (связаны с изучением и использованием для вычислений сложных белковых молекул – ред.).

В 1999 году Джой был также сопредседателем консультативного комитета по информационным технологиям при президенте и изучал отчёт, в котором подтверждалось, что DARPA «… в 90-е годы пересмотрела свои приоритеты таким образом, что всё финансирование исследований в области информационных технологий оценивалось с точки зрения их применимости для военных целей».

После этого на протяжении 1990-х годов DARPA финансировала только те проекты, осуществлявшиеся в Стэнфордском университете, включая Google, которые могли быть полезны Пентагону для осуществления им операций военной разведки на театрах военных действий.

В отчёте Джоя содержалась рекомендация увеличить финансирование отрасли информационных технологий федеральными ведомствами, включая Пентагон, НАСА и другие учреждения. В работе пентагоновского «Горного форума» в сентябре 2000 года также принял участие Грег Пападопулос (Greg Papadopoulos), ещё один коллега Бехтолсхейма, занимавший в то время должность технического директора Sun Мicrosystems.

В ноябре в работе «Горного Форума» принял участие Cью Бостром (Sue Bostrom), в то время вице-президент компании Cisco. Среди других членов правления этой компании были Бехтолсхейм и Черитон. В работе форума также участвовал Лоуренс Зурифф (Lawrence Zuriff), в то время управляющий партнёр компании Granite, которую Бехтолсхейм и Черитон продали Сiscо. Ранее, c 1993 по 1994 год, Зурифф был контрагентом компании SAIC и сотрудничал с Пентагоном по вопросам национальной безопасности, в частности, выполнял работы в интересах управления оценки сетей Маршалла. В 1994 году SAIC и ONA, конечно же, были среди соучредителей пентагоновского «Горного Форума». Среди достижений Зуриффа за время его работы в SAIC и ОNA был его доклад, который назывался «Понимание информационной войны», сделанный им на заседании круглого стола, организованного командованием сухопутных сил США, на котором обсуждались вопросы революционных изменений в военном деле. Спонсором этого мероприятия выступила SAIC.

После учреждения Google компания получила 25 миллионов долларов в 1999 году в виде финансирования за счёт выпуска акций, проведённого компаниями Sеquoia Capital (“Секвоя”) и Kleiner Perkins Caufield & Byers. Как отмечает издание «Национальная безопасность сегодня» (Homeland Security Today), «несколько новых компаний, финансируемых компанией Sеquoia, заключили контракты с министерством обороны, в основном после событий 11 сентября, когда представитель Sеquoia Марк Квамме (Mark Kvamme) встретился с министром обороны Дональдом Рамсфелдом для обсуждения вопроса о применении новых технологий во время ведения военных действий и сбора разведданных». Аналогичным образом, Kleiner Perkins установила «тесные отношения» с фирмой In-Q-Tel, венчурной компанией ЦРУ, финансирующей перспективные стартапы с целью «предоставления «приоритетных ценных технологий» разведывательному сообществу.

Джон Дуэрр (John Doerr), управлявший вложениями компании Kleiner Perkins в Google и получивший место в совете директоров, был одним из первых крупных инвесторов в возглавляемую Бехтолсхеймом компанию Sun Мicrosystems в период её основания. Он и его жена Энн – основные финансисты Центра инженерного лидерства (RCELL) университета Райса, получившего в 2009 году 16 миллионов долларов от DARPA за его универсальную компьютерную программу исследований и разработки «распознающей платформы среды компиляции» (PACE). У Дуэрра также тесные связи с администрацией Обамы, которой он посоветовал вскоре после прихода к власти Обамы увеличить размер финансирования Пентагоном отрасли IT. В 2013 году на конференции Fortune Brainstorm TECH Дуэрр одобрил то, как «имеющая отношение к военному ведомству компания DARPA финансировала GPS, CAD, большинство основных научных департаментов, занимающихся компьютерной наукой, и, конечно, Интернет».

Другими словами, начиная с момента основания, Google лелеялся, пестовался и финансировался организациями, непосредственно или тесно связанными с военно-разведывательным сообществом США, многие из которых принимали участие в работе пентагоновского «Горного Форума».

Google захватывает Пентагон

В 2003 году компания Google начала приводить свой поисковый механизм в соответствие с требованиями заказчика на основании специального контракта  с ЦРУ, осуществляя контроль над совершенно секретными, секретными и конфиденциальными внутренними сетями-интранетами для ЦРУ и других ведомств сообщества, занимающихся информацией и связью, сообщает журнал Homeland Security Today. В том же году через ННФ «незаметно» осуществлялось финансирование от ЦРУ проектов, которые могли помочь создать «новые возможности для борьбы с терроризмом посредством передовых технологий».

В следующем году Google приобрела компанию (с говорящим названием “Замочная скважина” – ред.) Keyhole, которая изначально финансировалась In-Q-Tel. Google с помощью Keyhole начала разработку Google Earth. В тот год бывший директор DARPA и сопредседатель «Горного Форума» Анита Джоунз была в составе членов правления компании In-Q-Tel. Эту должность она занимает и сегодня.

Затем в ноябре 2005 года In-Q-Tel разместила объявления о продаже акций Google на сумму 2,2 миллиона долларов. Отношения Google с разведывательным сообществом США вновь получили огласку после того, как один из подрядчиков в области IT заявил на закрытой конференции специалистов разведки, проводившейся в Вашингтоне (Колумбия), на условиях опубликования без ссылки на источник, о том, что по меньшей мере одно ведомство среди разведывательного сообщества США занималось «совершенствованием системы мониторинга [пользовательских] данных Google» в рамках усилий, направленных на получение информации, представляющей «интерес для разведки с точки зрения национальной безопасности».

Размещённое на Flickr фото,  сделанное в марте 2007 года, свидетельствует о том, что директор по исследованиям компании Google, а также эксперт в области искусственного интеллекта Питер Норвиг (Peter Norvig) принял в том году участие в работе «Горного Форума» в Кармеле, Калифорния. Тесная связь Норвига с проводившимся в том году форумом также подтверждается его ролью в редактировании списка рекомендованных к чтению материалов для участников форума 2007 года.

На фото ниже Норвиг беседует с Льюисом Шефердом (Lewis Shepherd), который в то время занимал должность старшего технического специалиста в разведывательном управлении министерства обороны и отвечал за изучение, утверждение, создание и приобретение «всего нового оборудования/ПО для всех IT-подразделений военной разведки», включая технологии для работы с Big Data. Сейчас Шеферд работает в Microsoft. Норвиг в 1991 году занимался научными исследованиями, связанными с компьютерной техникой, в Стэнфордском университете до того, как перейти к Бехтолсхейму в Sun Мicrosystems, где он работал до 1994 года, продолжая возглавлять IT-подразделение в NASA.

Льюис Шеферд (слева), в то время старший технический специалист в разведывательном управлении Министерства обороны, беседует с Питером Норвигом (справа), признанным экспертом в области искусственного интеллекта, руководившим всеми научными исследованиями в компании Google. Фото было сделано на «Горном Форуме» в 2007 году.
Льюис Шеферд (слева), в то время старший технический специалист в разведывательном управлении Министерства обороны, беседует с Питером Норвигом (справа), признанным экспертом в области искусственного интеллекта, руководившим всеми научными исследованиями в компании Google. Фото было сделано на «Горном Форуме» в 2007 году.
В профайле О’Нила на Google Plus Норвиг фигурирует как один из его ближайших сподвижников. Другие фамилии в этом профайле говорят о том, что он связан не только с большим числом сотрудников Google, но и с некоторыми самыми известными людьми в технологическом сообществе США.

К таким людям относятся Mишель Весландер Квейд (Michele Weslander Quaid), работавшая в своё время на ЦРУ по контракту и занимавшая ответственный пост в разведке Пентагона. Сейчас она главный технический специалист в Google, где разрабатывает программы, «наиболее полно отвечающие интересам государственных ведомств»; Элизабет Черчиль (Elizabeth Churchill), руководитель подразделения по изучению пользовательского опыта; Джеймс Куффнер (James Kuffner), специалист по антропоморфным роботам, возглавляющий в Google подразделение по робототехнике, который ввёл в обращение термин «облачная робототехника»; Марк Драпо (Mark Drapeau), директор по инновациям подразделения по работе с госсектором Microsft, Лили Ченг (Lili Cheng), генеральный директор лаборатории Microsoft по изучению общественного опыта о будущем (FUSE); Йон Уделл (Jon Udell), евангелист Microsoft, Гори Ондрейка (Cory Ondrejka), вице-президент по техническим разработкам в Facebook. И это лишь некоторые из них.

В 2010 году Google подписала неконкурентный контракт на несколько миллиардов долларов с родственным АНБ учреждением – Национальным агентством геопространственной разведки (NGA). Целью контракта было использование Google Earth для сервисов по формированию модельного представления в интересах NGA. Google разработала софт в рамках программы Google Earth, купив фирму Keyhole у тесно связанной с ЦРУ компании In-Q-Tel.

Затем спустя год, в 2011 году, ещё одна знакомая O’Нила по Google Plus, Мишель Квейд (Michele Quaid), занимавшая высокие должности в NGA, Национальном управлении военно-космической разведки и управлении директора национальной разведки, ушла с государственной службы и стала «евангелистом инновационных технологий» в Google и лицом, ответственным за заключение государственных контрактов.

Последние должности, которые занимала Квейд прежде, чем перейти на работу в Google — старший представитель директора национальной разведки по разведке, наблюдению и рекогносцировке и старший советник заместителя министра обороны по разведке, которому подчиняется директор управления по поддержке совместных и коалиционных военных действий. Главной составляющей обеих должностей была работа с информацией. Другими словами, до того, как перейти в Google, Квейд тесно работала с управлением заместителя министра обороны по разведке, в чьём ведении находится пентагоновский «Горный Форум». Квейд сама участвовала в работе форума, хотя я не могу точно сказать, когда именно и в каком качестве.

В марте 2012 года тогдашний директор DARPA Рeгина Дуган (Regina Dugan), которая в этом качестве была также сопредседателем пентагоновского «Горного Форума», вслед за своей коллегой Квейд также перешла в Google и возглавила там новую группу передовых технологий и проектов. За время работы в Пентагоне Дуган, помимо других обязанностей, занималась вопросами кибербезопасности и социальными сетями. Она отвечала за сосредоточение «всё больших усилий» в работе DARPA «на изучении наступательных возможностей с целью удовлетворения специфических потребностей военного ведомства», для чего на исследования в области киберпроблем, которые будут проводиться DARPA в период с 2012 по 2017 год, государство ассигновало 500 миллионов долларов.

Рeгина Дуган, бывший руководитель DARPA и сопредседатель "Горного Форума", а в настоящее время – старшее должностное лицо в компании Google, делает всё возможное для того, чтобы соответствовать занимаемой должности.
Рeгина Дуган, бывший руководитель DARPA и сопредседатель “Горного Форума”, а в настоящее время – старшее должностное лицо в компании Google, делает всё возможное для того, чтобы соответствовать занимаемой должности.
К ноябрю 2014 года главный специалист компании Google по искусственному интеллекту и робототехнике Джеймс Куффнер был, как и О’Нил, участником «Островного Форума» в Сингапуре, посвящённого прогрессу в развитии робототехники и искусственного интеллекта и их влиянию на общество, безопасность и конфликты. В работе форума принимали участие 26 делегатов из Австрии, Израиля, Японии, Сингапура, Швеции, Британии и США, среди них были представители как промышленных кругов, так и государственных учреждений. Однако сотрудничество Куффнера с Пентагоном началось намного раньше. В 1997 году, готовясь к защите диссертации в Стэнфордском университете, Куффнер, работая по финансируемому Пентагоном проекту, проводил исследования, касающиеся интегрированных в информационную сеть автономных роботов. Спонсорами проекта выступали DARPA и ВМС США.
https://d-russia.ru/kak-cru-sozdavalo-g … henie.html

0

5

Рамсфельд и постоянная слежка

Итак, многие из высших должностных лиц в компании Google связаны с пентагоновским «Горным Форумом», который по мере развития компании Google на протяжении последнего десятилетия постоянно выступал как связующее и цементирующее звено. Становление и развитие компании Google с момента её рождения происходило при участии разведывательного сообщества США, для чего использовались такие механизмы, как прямое спонсорство и неофициальные сети финансирования, которые сами были тесно связаны с интересами Пентагона.

Сам «Горный Форум» использовал неофициальное создание таких частных сетей для взаимодействия оборонной и промышленной отраслей, которое позволяет увязывать интересы корпораций и военных в части, относящейся к расширению аппарата тайной слежки в интересах национальной безопасности. Влияние теневых сетей, представленных на «Форуме», может, однако, быть совершенно определённо оценено, исходя из той роли, которые они играли во времена администрации Буша, когда напрямую участвовали в формулировании ряда стратегий и доктрин, стоявших за усилиями США, направленными на достижение «информационного превосходства».

В декабре 2001 года O’Нил подтвердил, что дискуссии по стратегически важным вопросам, которые велись в рамках «Горного Форума», прямо учтены в стратегическом отчёте министерства обороны, сделанном Эндрю Маршаллом по поручению президента Буша и Дональда Рамсфельда с целью модернизации военной отрасли, в том числе в отчёте Министерства обороны, который составляется раз в четыре года, и что «результатом некоторых самых первых собраний «Горного Форума» была формулировка ряда директив, стратегий и доктрин Министерства обороны по вопросам информационной войны». «Разработка» политики Пентагона в вопросе информационной войны «осуществлялась при сотрудничестве с людьми, имевшими иной взгляд на ситуацию, среди которых были не только американцы, но и граждане других стран, а также люди, разрабатывавшие корпоративные информационные технологии».

В разработке концепций информационной войны, принятых на вооружение Пентагоном после событий 11 сентября, принимали участие не только официальные лица в США и за рубежом, отвечавшие за национальную безопасность, но и влиятельные корпорации оборонной и IT-отрасли.

В апреле того же года генерал Джеймс МакКарти (James McCarthy) завершил составление отчёта о реформе обороны, подготовленного по приказу Рамсфельда. В отчёте он неоднократно подчёркивал роль массовой слежки, которая должна была стать обязательным элементом реформы военной отрасли. Что касается Маршалла, его следующий отчёт, подготовленный для Рамсфельда, был призван способствовать разработке плана, определяющего будущее Пентагона в «информационном веке».

O’Нил также подтвердил, что для выработки доктрины информационной войны в рамках форума были проведены широкие дискуссии по вопросу электронной слежки и того, чем «является военное действие в информационном плане». Документы, касающиеся вопросов оборонной политики США, составленные в конце 1990-х годов консультантами корпорации RAND Джоном Аркиллой (John Arquilla) и Дэвидом Рондфельдтом (David Rondfeldt) – оба они на протяжении длительного времени были участниками «Горного Форума», – «появились на свет под влиянием обсуждений, имевших место на собраниях форума». В этих документах обсуждается, как далеко следует заходить в вопросе «информационного превосходства». «Одним из обстоятельств, которые шокировали американскую общественность, было то, что мы не закрыли счета Милошевича с помощью электронных средств, когда на самом деле могли это сделать», – прокомментировал О’Нил.

Несмотря на то, что научная проработка стратегии реформирования Пентагона остаётся секретной, получить представление о дискуссиях, которые в то время велись в Министерстве обороны, помогает монография, подготовленная в 2005 году на Курсах повышения уровня военных знаний сухопутных войск США и опубликованная в издаваемом Министерством обороны журнале «Милитари ревю».  Автором монографии является действующий офицер военной разведки.

«Идея постоянной слежки как средства реформирования циркулирует в национальном разведывательном сообществе и Министерстве обороны уже не менее трёх лет», – говорится в монографии со ссылкой на исследование, осуществлённое с подачи Рамсфельда.

В опубликованной в армейском журнале работе также анализировались официальные военные документы, принятые на высоком уровне, один из которых имел отношение к офису председателя Объединённого комитета начальников штабов, в котором указывалось, что «постоянная слежка» рассматривалась как главная информационная составляющая в том, что касается видения оборонной стратегии Пентагона.

Сейчас мы знаем, что всего за два месяца до выступления О’Нила в Гарвардском университете, которое он сделал в 2001 году в рамках программы TIA, президент Буш негласно разрешил АНБ  проводить слежку за гражданами США у себя в стране без выданных судебными органами ордеров, что было похоже на незаконный вариант проекта Thin Thread Data-Mining Project («Разработка тонких жил в массиве данных»), о чём затем сообщили разоблачители АНБ Уильям Бинни (William Binney) и Томас Дрейк (Thomas Drake).

К системе слежения подключается молодая корпорация

Начиная с этого момента, ключевую роль в реализации проекта АНБ начинает играть партнёр «Горного Форума» фирма SAIC. Вскоре после событий 11 сентября Брайан Шарки (Brian Sharkey), технический директор отдела по созданию систем электронного прослушивания (ELS3), специализирующегося на разработке информационных систем для служб ликвидации чрезвычайных ситуаций компании SAIC, совместно с Джоном Пойндекстером (John Poindexter) предложил программу слежки TIA. До прихода в фирму SAIC, в 1990-х годах, Шарки работал заместителем директора Офиса информационных систем в DARPA.

Между тем, примерно в то же самое время, Сэмьюэл Виснер (Samuel Visner), вице-президент по корпоративному развитию компании SAIC, возглавил программы Агентства национальной безопасности по отслеживанию сигналов. Фирма SAIC также вошла в состав консорциума, получившего контракт на сумму 280 миллионов долларов для разработки секретной системы подслушивания АНБ. К 2003 году Виснер снова вернулся в SAIC и стал директором по стратегическому планированию и коммерческому развитию группы по разведке в этой фирме.

В том же году Агентством национальной безопасности была развернута программа несанкционированной электронной слежки ТIA.  Целью программы, в которую были включены как американские, так и иностранные граждане, было «отслеживание индивидуумов» и изучение того, «как они вписываются в модели», через профили риска. Этой цели программа ТIA достигала за счёт интеграции баз данных по финансам, туризму, медицине, образованию и иной информации в «гигантскую виртуальную централизованную базу данных».

Именно в том году администрация Буша приняла скандально известный «операционно-информационный план».  В операционно-информационном плане Рамсфельда Интернет был охарактеризован как «уязвимая система вооружения». При этом в документе утверждалось, что стратегия Пентагона «должна быть основана на предпосылке, согласно которой Министерство [обороны] должно «сражаться с сетью», как если бы она была системой вооружения противника». А США должны стремиться к «максимальному контролю» над «полным спектром глобальных коммуникационных систем, датчиков и систем вооружения», утверждалось в документе.

В следующем году Джон Пойндекстер, который, работая в DARPA, предложил идею программы слежки ТIA и занимался ее разработкой, поехал в Сингапур для участия в «Островном Форуме» 2004 года.  Cреди делегатов форума были сопредседатель «Горного Форума», директор по информационным технологиям Пентагона Линтон Уэлс (Linton Wells), руководитель скандально известной службы Пентагона по информационному противоборству Джон Рендон (John Rendon), директор Объединенной службы по современным методам войны при Объединенном командовании ВВС Карл Лоуи (Karl Lowe), вице-маршал ВВС и директор по развитию информационного превосходства при Министерстве обороны Великобритании Стивен Далтон (Stephen Dalton), верховный главнокомандующий, начальник генерального штаба армии Швеции генерал-лейтенант Йохан Кихл (Johan Kihl) и другие.

В 2006 году компания SAIC получила от Агентства по национальной безопасности многомиллионный контракт на развитие обширного проекта по извлечению данных, под названием Execute Locus, несмотря на полный провал её предыдущей программы, известной как Trailblazer, стоимостью в 1 миллиард долларов. Согласно данным корреспондента журнала «Форин Полиси» («Внешняя политика») Шейна Харриса (Shane Harris), развитие ключевых компонентов ТIA было «негласно продолжено» под «новыми кодовыми названиями» и включено в «засекреченный бюджет разведывательных служб». К тому времени новая программа слежки была полностью передана DARPA в ведение Агентства национальной безопасности.

В этом же году в Сингапуре, под председательством представителя Пентагона Ричарда O’Нила, прошёл ещё один «Островной Форум», на котором присутствовали представители оборонных ведомств и военной промышленности США, Великобритании, Австралии, Франции, Индии и Израиля, старшие технические специалисты компаний Microsoft и IBM, а также Джилман Луи (Gilman Louie), партнёр по технологическим инвестициям фирмы Alsop Louie Partners.

Джилман Луи – бывший президент In-Q-Tel, компании при ЦРУ, спонсирующей перспективные новые проекты по развитию технологий извлечения данных. Фирма In-Q-Tel основана в 1999 году научно-техническим управлением ЦРУ, которое также курировало службу научно-исследовательских работ и развития (ORD). Служба работала в рамках программы MDSS, которая занималась финансированием поисковой системы Google. Было принято решение передать основные функции службы научно-исследовательских работ и развития в руки частных компаний, мобилизовав их на разработку решений в области информационных технологий для всей системы разведки.

Луи стоял во главе компании In-Q-Tel с 1999 года до января 2006 года, в том числе, и в тот момент, когда компания Google приобрела Keyhole, программу спутникового картографирования, разработанную при финансовой поддержке In-Q-Tel. Среди его коллег по совету директоров компании In-Q-Tel была Анита Джоунз (Anita Jones), которая ранее занимала пост директора DARPA, а также была сопредседателем «Горного Форума» (эту должность она занимает и по сей день). Там же работал и член-учредитель совета директоров Уильям Перри (William Perry) – именно он назначил О’Нила организатором «Горного Форума». Ещё одним учредителем и членом совета директоров компании In-Q-Tel был Джон Сили Браун (John Seely Brown), главный научный сотрудник компании Xerox Corp, директор научно-исследовательского центра Пало-Альто (PARC) с 1990 по 2002 гг., а также один из старейших участников «Горного Форума», зарегистрированный в нём с момента его появления.

Помимо ЦРУ, поддержку фирме In-Q-Tel оказывали ФБР, АНБ, Национальное агентство геопространственной разведки, Разведывательное управление Министерства обороны и другие ведомства. Согласно Новостному бюллетеню № 21 школы журналистики «Медилл», более 60% инвестиций компании In-Q-Tel, вложенных под наблюдением Луи, «были предоставлены компаниям, специализирующимся на автоматическом сборе, фильтрации и интерпретации огромных объёмов информации». В издании также было отмечено, что Луи сам не знает, будут ли при использовании правительством данных технологий «в целях национальной безопасности» соблюдены конфиденциальность частной информации и гражданские свободы.

Запись семинара,  проведённого Ричардом О’Нилом в Гарварде в конце 2001 года, свидетельствует о том, что представители пентагоновского «Горного Форума» впервые обратились к Джилману Луи еще задолго до «Островного Форума», а именно вскоре после событий 11 сентября, чтобы выяснить, «что происходит в компании In-Q-Tel».

Участники этого форума поставили задачу «объединить научно-технический потенциал Вашингтона с быстрыми темпами развития коммерческого рынка», с учётом «стратегических преимуществ и четырехлетнего прогноза Министерства обороны, правительства и других заинтересованных сторон». На встрече присутствовало «высшее военное руководство», командующие войсками, «несколько пожилых адмиралов», несколько «представителей военной промышленности» и различные представители Конгресса, в том числе, конгрессмен от Республиканской партии Уильям Мак Тонберри (William Mac Thornberry) и сенатор-демократ Джозеф Либерман (Joseph Lieberman).

И Торнберри, и Либерман являются убеждёнными сторонниками использования Агентством национальной безопасности системы слежки и последовательно выступают в поддержку принятия законодательства, поощряющего военные действия и применение системы слежки. Согласно комментариям О’Нила, задача форума состояла не только в том, чтобы привлечь частных корпоративных партнёров к осуществлению политики Пентагона, но и добиться политической поддержки государственных программ, неофициально принятых на форуме участниками этой закулисной сети.

О’Нил неоднократно заявлял перед аудиторией Гарварда, что, будучи председателем форума, он занимался анализом деятельности конкретных компаний из частного сектора, таких как eBay и Human Genome Sciences, с целью выявить основной фактор «информационного превосходства» – а именно, «каким образом управлять» информационным рынком и использовать его «для реформирования Министерства обороны и изменения стратегических планов, как этого хотели президент и министр обороны».

В 2007 году, через год после «Горного Форума», на котором присутствовал Джилман Луи, компания Facebook получила вторую часть финансирования от компании Accel Partners в размере 12,7 миллиона долларов. Компанию Accel возглавлял Джеймс Брейер (James Breyer), бывший председатель Национальной ассоциации венчурного капитала (NVCA) в которой Луи также был членом совета директоров,  совмещая эту должность с исполнением президентских обязанностей в фирме In-Q-Tel. Луи и Брейер ранее были членами Совета директоров компании BBN Technologies, которая также пригласила к себе Аниту Джоунз, бывшего директора DARPA и члена правления компании In-Q-Tel.

В 2008 году финансированием социальной сети Facebook занялась компания Greylock Venture Capital, объём инвестиций от которой составил 27,5 миллиона долларов. Среди старших партнёров этой компании числится Говард Кокс, еще один бывший председатель Национальной ассоциации венчурного капитала и член Совета директоров In-Q-Tel. Помимо Брейера и Цукерберга, третьим участником совета директоров компании Facebook является Питер Тиль (Peter Thiel), соучредитель военно-промышленной фирмы Palantir, поставляющей всевозможные технологии извлечения данных для американского правительства, военных и разведывательных ведомств, в том числе, АНБ и ФБР.  Финансовая устойчивость самой компании поддерживается членами «Горного Форума».

Согласно данным журнала Wired, соучредители компании Palantir Тиль и Алекс Карп (Alex Karp) встретились с Джоном Пойндекстером в 2004 году, в том же году, когда Пойндекстер посетил «Горный Форум» в Сингапуре. Встреча состоялась в доме Ричарда Перла (Richard Perle), еще одного последователя Эндрю Маршалла. Пойндекстер открыл компании Palantir доступ к правительственным кругам и помог ей заручиться поддержкой «многих представителей самых влиятельных государственных структур». Тиль также встречался с Джилманом Луи из компании In-Q-Tel, и, тем самым, получил поддержку ЦРУ еще на ранней стадии развития проекта.

Таким образом, круг замкнулся. Программы извлечения данных, такие как Execute Locus и другие связанные с ней проекты, осуществлявшиеся в тот период, очевидно, служили основой для новой программы АНБ, разоблачённой Эдвардом Сноуденом. В 2008 году компания Faсebook получила очередную часть финансирования от фирмы Greylock Venture Capital. Документы и показания Сноудена подтверждают, что Агентство национальной безопасности приступило к осуществлению проекта TIA, сделав ставку на извлечение данных в процессе тотального контроля над электронной почтой, текстовыми сообщениями и системой поиска в Интернете.

Благодаря Сноудену, нам также известно, что компания X-Keyscore  при АНБ разработала cистему разведки в цифровых сетях, благодаря которой аналитики не только могут искать базы данных в Интернете, такие как электронные письма и онлайн-чаты, но и имеют доступ к телефонным сервисам, аудиосистемам мобильных телефонов, данным по финансовым сделкам и коммуникациям международных воздушных перевозок, то есть, ко всей мировой телекоммуникационной системе. Среди других разработчиков, ключевую роль в создании этой системы сыграл партнёр «Горного Форума», фирма SAIC, создатель и администратор программы X-Keyscore для АНБ. Эта же фирма имела отношение и к недавней хакерской атаке на приватную Tor-сеть, совершенной АНБ.

Таким образом, пентагоновский «Горный Форум» непосредственно служил не только в качестве площадки для переговоров, но и принимал во всём этом самое активное участие. Подтверждая свою ключевую роль в расширении глобального разведывательного аппарата США, директор по информационным технологиям Пентагона Линтон Уэллс в 2009 году заявил журналу «ФедТех»,  что прошлым летом он курировал «проект Агентства национальной безопасности по развёртыванию масштабной и долгосрочной программы, которая обеспечит чрезвычайно высокий уровень национальной безопасности примерно до 2015 года».

Связь с Goldman Sachs

Когда я спросил Уэлса о роли форума в расширении практики массовой слежки в США, то в ответ он лишь сказал, что не хотел бы давать комментарии по этому вопросу, и что он уже не возглавляет группу.

Можно предположить, что Уэлс уже не занимает никакой должности в государственных структурах, но по-прежнему связан с «Горным Форумом». В сентябре 2004 года, после опубликования своей «Белой книги» по реформированию Пентагона, он поступил на работу в Монтерейский институт международных исследований (MIIS) в качестве авторитетного «fellow», сотрудника, работающего вне чьего-либо подчинения над своими проектами. Занимался он вопросами кибербезопасности.

К сожалению, это не было попыткой чем-то занять себя, будучи на пенсии. Этот шаг Уэлса показал, что пентагоновская концепция информационной войны касается не только слежки. Она касается использования слежки для оказания влияния, как на правительство, так и на общественное мнение.

Инициатива кибербезопасности Монтерейского института сейчас официально используется «Горным форумом», и эти партнёрские отношения закреплены меморандумом о взаимопонимании,  подписанном ректором MIIS д-ром Ами Сандсом (Amy Sands), который является членом консультативного совета по международной безопасности Госдепартамента.

На веб-сайте инициативы кибербезопасности MIIS указывается, что подписанный с Ричардом О’Нилом меморандум «… прокладывает путь к будущим объединённым собраниям MIIS «КиберБезопасность – Горная Группа» (CySec-Highlands Group), которые будут изучать воздействие информационных технологий на безопасность, мир и обеспечение безопасности. Почти на протяжении 20 лет собрания Группы по кибербезопасности вовлекали лидеров частного и государственного секторов, в том числе директора ЦРУ, DARPA, управление министра обороны, управление министра национальной безопасности и министра обороны Сингапура в творческие обсуждения для формирования политики и в областях технологических исследований».

Кто является финансовым благодетелем новой инициативы Пентагоновской «Горной группы» совместно с MIIS CySec? По сведениям на сайте MIIS CySec,  инициатива запускалась при щедрых вложениях г-на Джорджа Ли (George C. Lee), старшего партнёра Goldman Sachs, где он является директором по информационным технологиям подразделения инвестиционной банковской деятельности, и председателя глобальной группы IT, СМИ и телекоммуникаций (TMT).

Но здесь есть любопытный момент. В 2011 году именно Ли организовал рыночную оценку компании Facebook  на сумму 50 миллиардов долларов, а ранее он работал по сделкам с другими связанными с «Горной группой» гигантами, такими как Google, Microsoft и eBay. Начальник Ли на тот момент – Стивен Фридман (Stephen Friedman), бывший генеральный директор и председатель правления Goldman Sachs, а затем старший партнёр в правлении фирмы – также являлся директором-учредителем в компании In-Q-Tel наряду с верховным куратором «Горного Форума» Уильямом Пери (William Perry) и членом форума Джоном Сили Брауном.

В 2001 году Буш ввёл Стивена Фридмана в состав консультативного совета по разведке при президенте, а затем назначил председателем этого совета, и он был председателем с 2005 по 2009 год. Ранее Фридман работал вместе с Полом Волфовицем (Paul Wolfowitz) и другими в президентской комиссии по расследованию возможностей разведки, а в 1996 году в «Группе Джереми»,  которая подготовила доклад директору Национального управления военно-космической разведки США – одного из ведомств, подключённых к «Горному Форуму». В «Группе Джереми» Фридман работал вместе с Мартином Фага (Martin Faga), на тот момент старшим вице-президентом и генеральным менеджером Центра интегрированных разведывательных систем MITRE Corp, в котором ведущим инженером была Турайсингхам, контролировавшая программу MDDS-ЦРУ-АНБ, зародившую направление просеивания данных для борьбы с терроризмом в DARPA.

В сноске в одной из глав книги «Киберпространство и национальная безопасность» (издательство Джорджтаунского университета), руководитель SAIC/Leidos Джеф Купер (Jeff Cooper) указал, что ещё один старший партнёр Goldman Sachs – Филипп Дж. Венаблс (Philip J. Venables), который в должности директора по контролю информационных рисков возглавляет программы фирмы в сфере информационной безопасности, сделал презентацию «Расширение обмена в области сдерживания» на собрании «Горного Форума» в 2008 года. Главы книги Купера содержат выдержки из презентации Венаблса «с разрешения автора».

В 2010 году Венаблс принял вместе со своим на тот момент начальником Фридманом участие в конференции по мировой экономике, организованной Aspen Institute.  В последние несколько лет Венаблс  является членом различных комиссий АНБ  по присуждению грантов в области кибербезопасности.

В итоге, если суммировать вышесказанное, то оказывается, что инвестиционная фирма, которая создавала миллионные состояния для технологических сенсаций в XXI веке, от Google до Facebook, тесно связана с военным разведывательным сообществом США; при этом Венаблс, Ли и Фридман напрямую связаны либо с пентагоновским «Горным Форумом», либо с его ведущими участниками.

Борьба с террором методами террора

Объединение этих могущественных финансовых и военных интересов вокруг «Горного Форума» посредством спонсирования Джорджем Ли нового члена форума – инициативы MIIS по Кибербезопасности, уже само по себе достаточно красноречиво.

Директор кибербезопасности MIIS – д-р Итамара Лочард (Itamara Lochard) в течение длительного времени была вовлечена в работу «Горной Группы». Она регулярно делала «презентации по современным исследованиям неправительственных групп, управлению, технологиям и конфликтологии на «Горных Форумах» при управлении министра оборона США», согласно её биографии  на сайте университета Тафта. Она также «регулярно консультирует руководителей боевых командований США» и специализируется в изучении использования информационных технологий межгосударственными группировками, использующими насильственные и ненасильственные методы».

Д-р Итамара Лочард является ведущим членом «Горного Форума» и экспертом Пентагона по информационным операциям. Она возглавляет инициативу кибербезопасности в MIIS, которая сегодня поддерживает пентагоновский «Горный Форум» финансированием от Джорджа Ли, партнёра в Goldman Sachs – фирме, которая возглавляла проведение оценки рыночной стоимости компаний Facebook и Google.
Д-р Итамара Лочард является ведущим членом «Горного Форума» и экспертом Пентагона по информационным операциям. Она возглавляет инициативу кибербезопасности в MIIS, которая сегодня поддерживает пентагоновский «Горный Форум» финансированием от Джорджа Ли, партнёра в Goldman Sachs – фирме, которая возглавляла проведение оценки рыночной стоимости компаний Facebook и Google.
Д-р Лочард ведёт комплексную базу данных по 1700 негосударственным группам, в том числе, «повстанческим группировкам, ополчениям, террористическим группам, разветвлённым преступным группировкам, организованной преступности, злоумышленным группировкам в киберпространстве и стратегическим группам ненасильственных действий», с целью анализа «их моделей организационной структуры, сфер сотрудничества, стратегии и тактики». Обратите здесь внимание на упоминание «стратегических групп ненасильственных действий», что, вероятно, охватывает негосударственные организации и другие группы и организации, занимающиеся социальной или политической деятельностью и кампаниями (судя по направленности других исследовательских программ Минобороны).

С 2008 года Лочард была адъюнкт-профессором Университета объединённых спецопераций США, где она преподаёт строго засекреченный современный курс «Нестандартные методы ведения войн», предназначенный для руководства спецслужб США. Ранее она читала курс по внутренним войнам для ведущих «военно-политических руководителей» различных государств Персидского залива.

Её взгляды многое говорят о том, что на протяжении этих лет отстаивает «Горный Форум». В 2004 году Лочард была соавтором исследования, проведённого для Института национальной безопасности ВВС США,  по стратегии США по отношению «к неправительственным вооружённым группировкам».

В этом исследовании, с одной стороны, утверждалось, что «неправительственные вооружённые группировки» необходимо безотлагательно рассматривать как «приоритет безопасности номер один», а с другой стороны – указывалось, что «распространение вооружённых группировок» открывает стратегические возможности, которые следует изучать в целях содействия достижению стратегических целей. Уже были и будут появляться ситуации, в которых США могут счесть, что сотрудничество с вооружёнными группировками отвечает стратегическим целям США. Тем не менее, необходимо разработать продуманные инструменты для проведения различий между разными группировками и понимания их развития, чтобы определить, с какими группировками нужно бороться, а какие можно было бы использовать в национальных интересах США. «Составление профилей вооружённых группировок может быть аналогичным образом использовано для определения способов оказания содействия со стороны США некоторым вооружённым группировкам, чей успех мог бы оказаться полезен для достижения целей международной политики США».

В 2008 году WikiLeaks  опубликовал утечку полевого руководства для служебного пользования командования спецопераций США, из которого ясно, что воззрения, отстаиваемые экспертами «Горного Форума», такими как Лочард, прямо приняты на вооружение войсками специального назначения США.

Деятельность Лочард показывает, что «Горный Форум» находится в центре узла, где сплетаются ветви новейшей стратегии Пентагона в области слежки, секретных операций и нестандартных методов ведения войны: развёртывание массовой слежки для формирования подробных данных о группировках, совершающих насильственные и ненасильственные действия, воспринимаемые как потенциально угрожающие интересам США, или обеспечение возможности их использования – что вносит непосредственный вклад в секретные операции США.

В конечном итоге, именно для этого ЦРУ, АНБ, Пентагон и породили Google. Чтобы они могли вести свои секретные грязные войны ещё более эффективно, чем раньше.
https://d-russia.ru/kak-cru-sozdavalo-g … hanie.html

0


Вы здесь » Актуальная политика сквозь призму истории, религии и оккультизма » #"Неудобные" темы в истории » Kак бывшая жена Сергея Брина заработала $690 млн