Вверх страницы
Вниз страницы

Актуальная политика сквозь призму истории, религии и оккультизма

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Муссолини был британским шпионом

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

На кого работал Бенито Муссолини?

В европейской истории ХХ века Бенито Муссолини фигурирует как основоположник фашизма и один из отцов-основателей «оси зла» (Берлин – Рим), как диктатор, безрассудно ввергший страну во Вторую мировую войну на стороне нацистской Германии. Но была и тайная сторона жизни этого итальянского политика. Об этом два года назад скупо, со ссылкой на некоторые рассекреченные наконец архивные документы спецслужб, рассказала британская газета «Гардиан».
     Это издание утверждало, что в годы Первой мировой войны будущий дуче сотрудничал с британской спецслужбой МИ-5. Из архивных документов, отмечалось в «Гардиан», следует, что еженедельный оклад в 100 фунтов стерлингов (примерно 6.000 фунтов по нынешнему курсу) помог Муссолини в 1917 году начать политическую карьеру.
     Для британских «рыцарей плаща и кинжала» это было хорошим вложением денег. Ведь 34-летний небесталанный журналист Муссолини не только был готов агитировать в своей газете за продолжение Италией войны на стороне союзников в Первой мировой, но ещё и посылать своих парней из числа ветеранов итальянской армии «уговаривать» протестующих против войны оставаться дома.
     Историк Кембриджского университета Питер Мартлэнд, «раскопавший» эту историю, указывает, что денежное вознаграждение поступало Муссолини через сэра Сэмюэля Хора, члена палаты общин и резидента МИ-5 в Риме. В то время он руководил в Италии разведывательной сетью, насчитывающей около сотни штатных сотрудников. Муссолини якобы работал на англичан с осени 1917-го в течение по меньшей мере года.
     Надо заметить, что Хор упоминал об этой удачной вербовке в Италии в своих мемуарах ещё в 1954 году, однако историк Питер Мартлэнд, разбирая бумаги Хора, впервые наткнулся на финансовые подробности сотрудничества будущего дуче, а тогда главного редактора одной из итальянских газет, с британцами...
     Имело ли место продолжение сотрудничества Муссолини с британцами после завершения Первой мировой войны? На этот вопрос историки не могут пока дать ответа. Ведь спецслужбы всех стран предпочитают и через многие десятилетия не раскрывать своих агентов и подробности операций на тайном фронте.
     Вместе с тем есть основания предполагать, что Муссолини приобрёл свой первый опыт контактов с иностранными спецслужбами ещё до Первой мировой войны. И первой, кто привил Муссолини навыки работы в этой сфере, была ...русская контрразведка.
     В начале прошлого века немало антиправительственных элементов из императорской России проживало в эмиграции в Западной Европе. Для получения информации об их планах Охранное отделение направляло за рубеж своих сотрудников. Одним из них был Иван Фёдорович Манасевич-Мануйлов, выезжавший во Францию и Италию под видом журналиста. В 1902 году в Париже он возглавлял созданную на деньги «охранки» газету «Русское обозрение», издававшуюся на французском языке.
     Затем «крышей» для него стал департамент духовных дел. Как его представитель Манасевич-Мануйлов был направлен со специальной миссией в Ватикан, где ему удалось войти в круг журналистов печатного органа итальянских социалистов газеты «Аванти!». Одним из его агентов стал, возможно, и главный редактор газеты – Бенито Муссолини. По бытовавшей в эмигрантских кругах версии, будущий диктатор работал на Россию по 1914 год; где-то в архивах сохранились якобы письменные донесения Муссолини о настроениях в среде русских эмигрантов
     Муссолини в те годы, объективности ради это надо признать, был незаурядной личностью. Под его руководством «Аванти!» увеличила свой тираж в четыре раза и стала одной из самых читаемых газет в Италии. На одном из политических собраний в Швейцарии он познакомился с революционерами из России – Анжеликой Исааковной Балабановой и Владимиром Ульяновым (Лениным). Некоторые исследователи считают, что именно благодаря Балабановой Бенито стал читать Маркса и присоединился к социалистическому движению. Позднее она стала его ближайшим помощником в «Аванти!».
     О сотрудничестве своего возлюбленного с русской контрразведкой Анжелика Исааковна вряд ли знала, но в своих воспоминаниях утверждала, что французские спецслужбы на рубеже 1914-1915 годов купили Муссолини за 12 тысяч франков в месяц: он должен был отказаться от пропаганды нейтралитета Италии в Первой мировой войне и учредить новую проантантовскую газету. По её мнению, идею сотрудничества с французами и британцами подбросил Муссолини Фердинандо Перроне, директор крупной промышленной компании «Ансальдо», заинтересованной по коммерческим причинам во вступлении Италии в войну на стороне Антанты.
     ...Так что Бенито Муссолини на заре своей политической карьеры ухитрился сотрудничать, возможно, аж с тремя европейскими разведками – и везде «на материальной основе».
     

http://old.redstar.ru/2011/12/14_12/4_02.html

0

2

voyager1970 написал(а):

На кого работал Бенито Муссолини?
Охранное отделение направляло за рубеж своих сотрудников. Одним из них был Иван Фёдорович Манасевич-Мануйлов, выезжавший во Францию и Италию под видом журналиста. В 1902 году в Париже он возглавлял созданную на деньги «охранки» газету «Русское обозрение», издававшуюся на французском языке.
     Затем «крышей» для него стал департамент духовных дел. Как его представитель Манасевич-Мануйлов был направлен со специальной миссией в Ватикан, где ему удалось войти в круг журналистов печатного органа итальянских социалистов газеты «Аванти!». Одним из его агентов стал, возможно, и главный редактор газеты – Бенито Муссолини. По бытовавшей в эмигрантских кругах версии, будущий диктатор работал на Россию по 1914 год; где-то в архивах сохранились якобы письменные донесения Муссолини о настроениях в среде русских эмигрантов
 

http://old.redstar.ru/2011/12/14_12/4_Голубая звезда царской охранки
25.12.2013Журнал «Тёмные Аллеи», Криминальное чтивоВаши комментарии

1 звезда2 звезды (Пока оценок нет)
Для некоторых историков и писателей известный авантюрист конца XIX – начала ХХ века Манасевич-Мануйлов – это сосуд пороков. Мало кому известно, что он, выдавая себя за журналиста, на самом деле работал на царскую охранку, подвизался на поприще шпионажа, круто замешанного на распутстве. Трудно сказать, какая из этих составных была ему более по душе, но то, что он преуспел на ниве шпионажа,– вне всякого сомнения. Иван Фёдорович был одной из самых крупных голубых звёзд агентурного аппарата Третьего отделения канцелярии его императорского величества, в платёжных документах значившейся под псевдонимом Сапфир.

Н.А.Касаткин. Последний путь шпиона. 1905 г.

Не было бы счастья...

В секретном архиве Министерства внутренних дел самодержавной России сохранилось объёмистое дело коллежского асессора (чин, приравненный к воинскому званию майор) Ивана Фёдоровича Манасевича-Мануйлова. На обложке надпись: «Совершенно секретно. Выдаче в другие производства не подлежит. Хранить вечно».
http://www.all-crime.ru/aferisti/images/aferis30.jpg

Приключения и авантюры, главным фигурантом, а часто и инициатором которых был сам Манасевич-Мануйлов, начались ещё в юности. Его отец раввин Тодрес Манасевич был организатором подпольной фирмы по изготовлению и распространению фальшивых знаков почтовой оплаты. Нажив на этой афере миллионы, он в конце концов угодил на каторгу в Сибирь, где вскоре скончался, оставив круглым сиротой своего единственного сына Изю.

Трудно представить, как бы сложилась судьба юного и неискушённого отрока, не свались на него нежданное богатство сибирского купца Фёдора Мануйлова, который усыновил и воспитал малолетку. После внезапной смерти Мануйлова Изя Манасевич наследовал 200-тысячное состояние – стартовый капитал, который он умело использовал, чтобы совершить путь наверх.

Окончив омское реальное училище, он переехал в Санкт-Петербург, где незамедлительно принял лютеранство, избрал для себя вольную профессию журналиста и превратился в Ивана Фёдоровича Манасевича-Мануйлова. Ирония судьбы! Вчерашний иудей стал сотрудником славящегося своим антисемитизмом журнала «Новое время».

Красивый пухлый юноша обратил на себя внимание известных светских гомосексуалистов. Его осыпали подарками и деньгами, возили по шантанам и вертепам, у него рано развилась страсть к роскоши, кутежам и мотовству. Вскоре он вступил в «Голубой клуб» Северной столицы и с помощью гомосексуалистов, приближённых ко двору его императорского величества, поступил на государеву службу в «Императорское человеколюбивое общество», получив чин коллежского асессора.

В личном деле агента Сапфира находится меморандум, в котором отражены черты его характера и деловые качества: «Манасевич-Мануйлов – экстравертированная личность сангвинического темперамента. Обладает незаурядными умственными способностями с развитым логическим мышлением. Быстро схватывает и понимает новое. Образованный, эрудированный, начитанный. Свободно владеет немецким и французским языками. Исключительно доминантный и властный человек с ярко выраженными лидерскими наклонностями. Весёлый, жизнерадостный. Самоуверенный и самонадеянный. Эгоцентричный и капризный до эгоизма. Легко нарушает правила общественной морали и бравирует этим. Из принципа никогда не говорит правды.

Склонен к лицедейству и перевоплощению. Умеет использовать актёрское мастерство во вред окружающим. В аргументации убедителен, красноречив, способен навязать оппоненту свою точку зрения.

В поведении присутствует безусловная ориентация на успех, в выборе средств его достижения неразборчив и вероломен.

В секретной работе надёжен и аккуратен, весьма предприимчив. Может быть использован в качестве агента-вербовщика».

Сапфир становится Везунчиком

По указанию руководства Охранного отделения Сапфир покинул «Императорское человеколюбивое общество», поступил на службу в Министерство внутренних дел и был откомандирован на учёбу в департамент духовных дел иностранных вероисповеданий. На что агент ответил, как и подобает примерному адепту: «Приемлю. Благодарю. И нимало вопреки глаголю».

И вновь каприз судьбы! Манасевич-Мануйлов, приверженец иудаизма, вопреки логике, в январе 1901 года направлен в Ватикан, где становится защитником православных интересов при главе католической церкви. Вот уж где ему удалось ухватить Бога за бороду! Там, в центре католицизма, участвуя в решении конфессиональных проблем, он попутно развил бурную шпионскую деятельность. Внедрился в редакцию газеты Avanti! – орган социалистической партии Италии, – завербовав массу журналистов в качестве секретных агентов. Одним из агентов влияния, состоявшим у него на связи, был не кто иной, как главный редактор Avanti! Бенито Муссолини, будущий диктатор Италии, уже тогда подписывавший свои донесения псевдонимом Дуче (вождь,предводитель).

«Товарищи по оружию» называли Мануйлова Везунчиком. Однако руководство Охранного отделения не разделяло эти взгляды, считая Сапфира исключительно работоспособным, а потому плодовитым агентом-вербовщиком. Деятельность Манасевича-Мануйлова в Ватикане была высоко оценена, о чём свидетельствуют полученные им награды: орден Льва и Солнца и орден Св. Изабеллы.

Прощай, Ватикан!

Оскар Уайльд прозорливо заметил: «Чтобы удержаться в великосветском обществе, надо либо кормить, либо развлекать, либо возмущать людей».

Манасевичу-Мануйлову с его безграничным тщеславием и высокомерием пришлась по душе последняя установка – возмущать. Целый шлейф скандалов следовал за Сапфиром в Ватикане. И как результат – 4 сентября 1901 г. в Санкт-Петербург поступило агентурное сообщение о том, что «...на собрании русских и польских социал-демократов решено сделать российскому дипломатическому представителю при Римской курии Манасевичу-Мануйлову, гомосексуалисту, шпиону и начальнику заграничной политической агентуры, публичный скандал в пределах всей Западной Европы, выпустив для этого особую книгу о его похождениях...»

И такая книга под громким названием «Русский Рокамболь» вскоре вышла. В ней весьма красочно были расписаны «подвиги» Манасевича-Мануйлова на ниве шпионажа и бытового беспутства. Особо была подчёркнута его страсть к стяжательству и мздоимству: он часто задерживал платежи агентам, пуская в оборот предназначавшиеся им деньги, и просто обсчитывал их. Обманутые устраивали скандалы, обивали пороги российского посольства и консульства и даже поколачивали своего оператора на явочных квартирах, но... Иван Фёдорович был неисправим, провозгласив: «Каждый отрабатывает задание в меру персональных способностей и личной подлости… Мне решительно наплевать, стану ли я миллионером. Главное – жить как миллионер!»

Руководство Охранного отделения, которое весьма высоко ценило сноровку Сапфира в качестве секретного сотрудника, считая, что он один из немногих, кто умеет из «пронырливого браконьера сделать отличного егеря», вынуждено было перевести его из Ватикана во Францию. Там он принял от генерала Петра Рачковского парижскую резидентуру царской охранки.

В Париже Манасевич-Мануйлов превратился в настоящего «охотника за головами», но, как и полагается по должности шпиону, прятался под маской человека с десятком лиц: распутник, повеса, игрок, скандалист, бонвиван, интриган, чревоугодник. Успешно играя на «чужом поле», он возглавил созданную на деньги охранки газету Lazevue Russe и занялся тотальной вербовкой французских журналистов из различных изданий, фактически став главой закордонной агентуры Охранного отделения, да с таким блеском, что в личном деле агента Сапфира вскоре появилась запись: «Государь Император Всемилостивейше соизволил причислить коллежского асессора Ивана Мануйлова к дворянскому сословию и пожаловать оному орден Св. Князя Владимира».

Сапфир был человеком вулканического темперамента, и несмотря на то что таинственный мир шпионажа требовал от него всецелой отдачи, он находил время и для занятия журналистикой. Так, много лет спустя стало известно, что Манасевич-Мануйлов выступил соавтором наделавшего много шума скандального антисемитского опуса «Протоколы сионских мудрецов».

Прожив бурную жизнь неуёмного скандалиста, удачливого шпиона и авантюриста транснационального калибра, свой земной путь Манасевич-Мануйлов окончил как заурядный контрабандист. В 1918 г. В районе Выборга он был застрелен российскими пограничниками при попытке нелегально перейти финскую границу с партией золотых украшений работы Фаберже...

И первооткрыватель, и предтеча…

Необходимо отметить, что в использовании издания Lazevue Russe в качестве «крыши» и органа дезинформации в полную силу проявились новаторские способности Сапфира и его талант дерзкого интригана. Манасевича-Мануйлова можно считать первооткрывателем некоторых методов деятельности спецслужб, а его наработками пользовались и советские органы. За доказательствами охотиться не надо.

Известно, что в 1914 г. Муссолини был исключён из социалистической партии. В 1919 г. он основал фашистскую партию, а в 1922-м при содействии монополий, монархии и Ватикана захватил власть и установил в Италии фашистскую диктатуру.

25 октября 1935 г., вслед за официальным оформлением агрессивного военно-политического союза фашистской Германии и Италии, так называемой «оси Берлин – Рим», Сталину стало ясно, что эти государства стали на путь подготовки и развязывания Второй мировой войны. Поэтому он лично приказал начальнику 4-го управления НКВД генералу Судоплатову провести «активные мероприятия» в отношении Муссолини, т.е. запустить такую дезинформацию, которая скомпрометировала бы последнего в глазах Гитлера.

– Нет ничего проще, товарищ Сталин!

– То есть?

– С 1902-го по 1914-й некий российский агент Манасевич-Мануйлов работал на царскую охранку, предоставляя письменные донесения. Сейчас они в архиве НКВД...

– Сделайте так, чтобы фотокопии его донесений оказались на столе Гитлера!

Как только сведения о работе Муссолини на царскую Россию были доведены до Гитлера, последнего охватила безудержная ярость. В бешенстве он бил ногами своих любимых доберманов, разбил пару китайских ваз, наконец, брызжа пеной изо рта, приказал адъютанту немедленно доставить Муссолини в Берлин, где бы тот ни находился.

Встреча фашистских подельников была бурной и продолжалась более двух часов. В итоге Муссолини, чтобы загладить свою вину, вынужден был уступить часть территорий итальянских колоний в Африке и гарантировать участие не менее десяти полностью укомплектованных и вооружённых итальянских дивизий в военных акциях вермахта.

Однако холодок отчуждения и недоверие к Муссолини у Гитлера притупились только с началом войны против Советского Союза...

Кстати

Французский политик, дипломат, с 1914 г. бывший послом Франции в России, Жорж-Морис Палеолог характеризует эту звезду царской охранки так: «Мануйлов – субъект интересный, он еврей по происхождению, ум у него быстрый и изворотливый; он любитель широко пожить, жуир и ценитель художественных вещей; совести у него нет и следа. Он в одно и то же время и шпион, и сыщик, и пройдоха, и шулер, и подделыватель, и развратник – странная смесь Панурга, Жиля Блаза, Казановы, Робера Макара и Видока. А в общем – «милейший человек».

Игорь Атаманенко02.html

0

3

И. Ф. Манасевич-Мануйлов - знаменитый авантюрист и казнокрад

И. Ф. Манасевич-Мануйлов - знаменитый авантюрист и казнокрадРодился он в один год с вождем мирового пролетариата, но пошел другим путем. Иван Федорович Манасевич-Мануйлов - ближайший деловой партнер Григория Распутина, преуспевающий шпион, неутомимый игрок, знаменитый арестант Петропавловской крепости, чиновник Департамента духовных дел, аккредитованный при Ватикане, миллионщик... Его любимый герой - Д'Артаньян. Девиз - «Цель оправдывает средства». Эти слова были выгравированы на медной пластинке чернильного прибора, который Мануйлов всегда возил с собой...
Агент ноль-ноль всем
Французский посланник в России Жорж-Морис Палеолог говорил о нем так: «Он в одно и то же время и шпион, и шулер, и подделыватель, и развратник - странная смесь Панурга, Жиль Блаза, Казановы и Видока. А в общем - милейший человек».
Иван Федорович был внебрачным сыном князя Петра Львовича Мещерского и еврейской красавицы Ханки Мовшон. После смерти князя умный подросток написал письмо сводному брату, князю Владимиру Петровичу: ни на что не претендую, а просто хочу оплакать любимого родителя вместе. Князь пригласил симпатичного юношу - и влюбился с первого взгляда, поскольку питал слабость к мальчикам-подросткам. Он снял для Мануйлова шикарную квартиру в доме мещанина Павлова на Большой Морской и стал усиленно продвигать в высшем свете. Вскоре Мануйлова отправили чиновником в Ярославскую губернию, к губернатору Штюрмеру, а затем, по приказу министра внутренних дел Плеве, аккредитовали в Ватикан, поручив тайное слежение за иерархами Католической церкви.
Мануйлов устраивал роскошные приемы, регулярно посещал оперу и балет, постоянно ездил в Монте-Карло. Правда, из-за этого приходилось недоплачивать агентам. И вскоре в Москву посыпались заявления обиженных шпионов - немцев, голландцев, французов, итальянцев: мол, Мануйлов проигрывает в рулетку их честно заработанные сребреники! А туг еще агент Ивана Федоровича, поляк Казимир Дроецкий, убил свою семнадцатилетнюю сожительницу Зосю Ольшевскую... Шум в европейских газетах поднялся невообразимый, и Плеве пришлось докладывать о Мануйлове самому императору. На бумаге, в которой содержался перечень грехов агента, появилась резолюция монарха: «Этого вундеркинда убрать немедленно!» Но была там еще приписка: «Откомандировать в Париж. Я от своего имени дам ему 10 тысяч франков».
Париж в начале XIX века
Париж в начале XIX века. Именно сюда был выслан проштрафившийся «вундеркинд»

И Мануйлов отправился в новую командировку - для внедрения в среду русских социалистов-революционеров.
Где поп, там и доход
Когда началась война с Японией, Мануйлов получил задание организовать специальное отделение по международному шпионажу. И осенью 1904-го в Вене, Стокгольме и Антверпене открылись русские тайные представительства. На это из «рептильного фонда» - денег, выделявшихся министру внутренних дел на непредвиденные расходы, Мануйлов получал огромные средства и тратил их как хотел.
Вскоре он был награжден «Святым Владимиром» 2-й степени, а еще через несколько месяцев - «Изабеллой Католической».
После войны Мануйлов жил на широкую ногу, играл в казино, покупал картины и антиквариат. Его доход превышал 50 тысяч рублей в год, которые платили Департамент полиции и Главное артиллерийское управление - за сведения о современном вооружении европейских стран, Адмиралтейство - за услуги Балтийскому флоту.
Но вскоре руководителем розыскного отделения Департамента полиции стал старый недруг Мануйлова Петр Рачковский. И тут оказалось, что сведения, присылаемые Мануйловым, явно не стоят затраченных средств.
Дальше - больше. Министр внутренних дел Дурново поручил Мануйлову встретиться с попом Гапоном, вдохновителем рабочих забастовок, чтобы уговорить его выехать за границу, и передал для Гапона тридцать тысяч рублей. Деньги исчезли, Гапон остался - и Мануйлов был с треском уволен с госслужбы. Сам Столыпин начертал резолюцию: «Пора сократить мерзавца!»
Но Мануйлов стал распускать слухи, что увольнение его - всего лишь ловкий политический ход и Министерство внутренних дел решило развязать руки своему лучшему агенту.
Вскоре в особняке на Большой Морской воцарилось невероятное оживление. К Мануйлову стекались просители по самым разным делам - от коммерческих до уголовных. На его рабочем столе всегда стоял особый телефонный аппарат, не подключенный к станции. Если гонорар казался просителю завышенным, Иван Федорович, сняв трубку, важно говорил: «Барышня, приемную Столыпина!» И дальше, после небольшой паузы: «Петр Аркадьевич, это я, и вот по какому дельцу...» Ну как тут не заплатить?
Мануйлов погорел, когда продал за пятнадцать тысяч франков революционеру Бурцеву собранные охранкой документы о подполье. И кто-то донес в отделение...
Орден Святого Владимира Манасевича-Мануйлова
Орден Святого Владимира 2-й степени, которым был награжден Манасевич-Мануйлов

В ночь на 17 января 1910 года у Мануйлова был произведен обыск, в котором участвовали несколько десятков человек. Следствие накопало очень много, но до суда дело так и не дошло. Процесс мог бросить тень и на Департамент полиции, и на само российское правительство - уж слишком много Мануйлов знал.
Ангел-телохранитель
В начале 1914 года газета «Новое время» печатала разоблачительные статьи о Григории Распутине. Мануйлов очень активно включился в кампанию и поливал Распутина почем зря. После очередного опуса Распутин, по воспоминаниям современников, приходил в ярость и грозился: «Погодь, я тебе этого не забуду - исплачешься!» А потом, успокоившись, добавлял: «Большой все-таки нахал! Уважаю».
Старания Мануйлова заметили в Департаменте полиции и предложили внедриться в окружение Распутина в качестве информатора. Официально его назначили к Распутину телохранителем. Первая встреча произошла в «Малом Ярославце» на Большой Морской. «Сволочь ты! Сволочь!» - воскликнул Распутин. «От кого слышу-то! Ну, да будет уже! - отвечал Мануйлов. - Пойдем, старче, выпьем беленькой. Я тебе худого не хочу».
Очень скоро Распутин, разглядев выдающиеся таланты Мануйлова, назначил его собственным коммерческим агентом. И через год у Мануйлова на банковских счетах было уже около полумиллиона рублей!
Григорий Распутин - соратник Манасевича-Мануйлова
Григорий Распутин в окружении придворных дам

Есть версия, что Распутин с Мануйловым основали сеть доходных клубов. Внешне все было замечательно: князья и графы состояли президентами, устав утвержден Департаментом полиции. А на деле по вечерам там шла очень крупная игра, кроме того, в избытке имелись морфий, кокаин, девочки и мальчики легкого поведения.
Ну и политикой по-крупному занимались, разумеется. Распутину с Мануйловым даже удалось назначить премьер-министром старичка Штюрмера - того самого, под чутким руководством которого Мануйлов когда-то начинал свою карьеру. Незадолго до этого Штюрмера выгнали из ярославских губернаторов - после ревизии, вскрывшей чудовищные злоупотребления. Ужаснувшись, Николай II написал на докладе ревизоров: «Убрать мерзавца в 24 минуты!» Но Мануйлов как-то поделился своим планом с Распутиным: а что, если сделать Штюрмера премьер-министром? Ведь он будет делать то, что ему скажут... Распутин тут же отправился к императрице, и та уговорила своего мягкого супруга. А Мануйлов стал вторым по влиянию, после Распутина, лицом Российской империи.
Однако триумф оказался недолгим. Весной 1916 года Распутина убили, а в августе Мануйлова снова арестовали - за особо крупное вымогательство. Присяжные приговорили его к полутора годам арестантских отделений с лишением всех особых прав и привилегий.
От судьбы не уйдешь, но можно убежать
Из тюрьмы Мануйлов освободился благодаря октябрьскому перевороту. Твердо решил: надо немедленно бежать за границу!
Манасевич-Мануйлов вышел из тюрьмы во время революции
Октябрьская революция помогла Мануйлову освободиться из тюрьмы и бежать за границу

И вот как-то утром на станцию Белоостров прибывает поездом из Петрограда солидный иностранец. Бумаги его в полном порядке, багаж тоже, можно ехать дальше. И тут один из членов пограничной комиссии, матрос, который в свое время нес вахту в Петропавловской крепости, неожиданно обращается к иностранцу с вопросом: «А не будете ли вы, часом, гражданин Манасевич-Мануйлов?»
Иностранец протестует, но с переходом границы его просят обождать. А через несколько часов очередной поезд доставляет на станцию двух женщин: одна - давняя любовница Мануйлова, другая - ее горничная. Их вводят в помещение, где томится Мануйлов. Изумленная дама вскрикивает: «Ванечка!»...
Согласно официальной справке, Иван Федорович Манасевич-Мануйлов, нелегально пытавшийся пересечь границу РСФСР, был расстрелян на месте. Встретил смерть спокойно, от последней папиросы отказался и раздал своим убийцам часы и кольца - на память...
И все-таки в Петербурге еще долго говорили о знаменитом авантюристе. Дело в том, что многие вещи, которые Иван Федорович взял с собой в дорогу, стоили бешеных денег. Поэтому теоретически он вполне мог полюбовно договориться с пограничниками. Во всяком случае, ходили слухи, что расстрелянного Мануйлова через несколько лет видели то в Париже, то в Лондоне, то в Гельсингфорсе. Жил он якобы все так же припеваючи - правда, уже под другой фамилией.

Источник: Тайны ХХ века, №24, июнь 2010, Михаил Б0Л0Т0ВСКИЙ

0